Месяц спустя после победы на выборах Франсуа Олланд продолжает следовать своим предвыборным обещаниям и делает резкие шаги во внутренней политике. К большому сожалению, он поступает точно так же и на дипломатическом фронте, совершив по меньшей мере три грубые ошибки всего за три недели…

Прежде всего это касается ускоренного вывода войск из Афганистана, который подрывает международное доверие к Франции и настроение наших солдат. Кроме того, он требует от немцев пойти на необратимые затраты (это касается знаменитых евробондов). Наконец, он сделал вид, что отчитывает Россию за ее позицию по Сирии, чтобы воспользоваться совершенно понятным смятением французов после гибели мирных сирийцев и тем самым упрочить негативный имидж Москвы во французских СМИ. И все это для того, чтобы заставить окружающих забыть о столь же неосторожном и непродуманном заявлении о французском военном вмешательстве в Сирии (пусть и в рамках мандата ООН).

Читайте также: Путин и Олланд. Встретились, поговорили

Разумеется, никто не может принять убийство мирного населения правительством, которое призвано его защищать. Конечно, все было бы гораздо проще, если бы мы имели дело с абсолютно демократической Россией, которая была бы одновременно нашим союзником и партнером. К сожалению, реальный мир работает не так, как громкие заявления, которые так любит Франсуа Олланд. Уже много месяцев назад все  осознали, что военное решение в Сирии совершенно бесплодно и связано с немалой опасностью. Дело не только в том, что этого не хотят наши союзники, англичане, которые сражались с нами с Ливии, немцы или американцы (Обаме совсем не нужна еще одна война за несколько месяцев до выборов). Хуже того, любая армейская операция немедленно поставит нас в самый центр взрывоопасного межрелигиозного конфликта между суннитским большинством и алавитским меньшинством (христианское меньшинство решило хранить верность режиму Башара Асада). Действительно ли мы хотим отправить войска в зону гражданской войны, которая, кстати говоря, может перекинуться на соседний Ливан, где уже развернуты миротворческие французские силы?

И что тогда можно сказать о вопиющем непонимании России, которое демонстрирует новый президент?

Также по теме: Сирия - удастся ли Олланду переубедить Путина?

Москве совершенно не понравилось, что западные военные уже дважды ставили ее перед свершившимся фактом своих операций. В 1995 году - в Боснии, и прошлом году - в Ливии. Европа и Америка ослабли и погрязли в долгах, а Россия намеревается закрепиться в статусе великой державы, которая нам необходима как с точки зрения снабжения энергоносителями, так и исходя из наших стратегических интересов (Иран, Афганистан, Ближний Восток). Так зачем же нужно начинать отношения с недавно избранным президентом России с попытки читать ему нотации? Тем более, что всем заранее ясно, что они могут привести к прямо противоположному результату? Это – нельзя назвать внешней политикой, потому что такие громкие фразы в итоге только ухудшают ситуацию…

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.