Телепрограммы в избирательную кампанию принимают все более причудливый оборот, а звучащие в эфире комментарии приводят в смятение. Так, помешательство на Жильбере Колларе (Gilbert Collard), Марион Марешаль-Ле Пен (Marion Maréchal-Le Pen) и Марин Ле Пен (Marine Le Pen) накануне второго тура парламентских выборов вполне могло бы навести любого высадившегося на планете Франция «марсианина» на мысль о том, что победа принадлежала именно им. Или что Франция, затаив дыхание, следила за дуэлью Сеголен Руаяль (Ségolène Royal) и одного из ее бывших товарищей.

Короче говоря, такое внимание к общественной жизни и ее обсуждение каждый раз уходят на шаг вперед. В то время как политическая реальность, как следует из результатов голосования, совершенно прозрачна: Франсуа Олланд одержал оглушительную победу. Для Социалистической партии, которая поднялась на волне победы ее кандидата на президентских выборах, полученный результат стал практически беспрецедентным: сравниться с ним может лишь триумф Франсуа Миттерана и Соцпартии в 1981 году.

Эту исключительную ситуацию упрочила и недавняя победа левых на выборах в Сенат, что ставит это политическое семейство в поистине небывалые условия. Дело в том, что успех Франсуа Олланда многие считали ограниченным тем фактом, что Николя Саркози не смог смириться с поражением.

Всего за месяц страна перешла от поддержки к «открытому и массовому» поощрению, как говаривал в свое время генерал де Голль. Доказательством тому служит тот факт, что все члены правительства (уходящие или новые кандидаты) были избраны, причем даже в Марселе!

Читайте также: Шекспировские страсти Француа Олланда

Изменение соотношения сил

К этой тенденции, безусловно, примешивается институционная составляющая (у французов не было ни малейшего желания идти на попятный и создать в довесок к экономическому и финансовому кризису еще и политический), а также положительное восприятие первого месяца работы исполнительной власти под началом нового дуэта Олланд-Эро.

Президент почти что естественно держится в своем новом костюме, добившись перемен в соотношении сил с канцлером ФРГ. Множество символических и не имеющих особой значимости сообщений несли в себе положительный отзыв и были явным поощрением со стороны общественности.

Сейчас следует на мгновение остановиться на победе президента и его партии, которые оказались в силах управлять страной по собственному усмотрению: все это может создать деформирующую призму, которая способна изолировать победителей от окружающих. Именно по этой причине Жан-Марк Эро (Jean-Marc Ayrault) проявил столько сдержанности в своем заявлении, напомнив об обязательстве по более уважительному отношению к государственным институтам.

В то же время сегодня встает вопрос интерпретации результатов голосования. Предоставить президенту и его правительству возможность самостоятельно руководить страной - значит отодвинуть на второй план всех тех, кто хотел бы использовать в своих целях те или иные обещания президента и изменить их более радикальным образом.

Провал Левого фронта и самого Жана-Люка Меланшона (Jean-Luc Mélenchon) оставляет им крайне мало места для маневра. Народ поддержал правительственных левых, а не их радикальную группу. Если вспомнить о том, что знаменитая мера о 75% налогах для самых богатых была предложена помимо всего прочего, чтобы сдержать Левый фронт, сейчас можно сказать, что подобные обещания были излишними.

Тем не менее, если проанализировать голоса на президентских выборах, станет понятно, что Франсуа Олланда поддержали люди со скромным или даже очень скромным достатком. Таким образом, определить точную дозировку правительству будет непросто, особенно в налоговой сфере, где ему придется столкнуться со следующим противоречием: обложить богатых налогами, конечно, нужно, но как расшевелить руководителей предприятий, когда главное сражение этой войны разворачивается на фронте занятости?

Также по теме: В тихом омуте - о превой даме Франции

Правые, но какие именно правые?

Влияние «зеленых» совершенно иное. С одной стороны, потому что они являются европейским движением, с другой стороны, потому что они не ставили перед собой задачу надавить на президента по взятым им на себя обязательствам. Так, они предпочли смириться с тем, что Франсуа Олланд ограничился закрытием всего лишь одной единственной атомной электростанции в Фессенхайме.



Что касается правых, они до сих пор не могут отойти от тяжелого поражения и находятся на пороге фазы восстановления. Пятилетний президентский срок Николя Саркози после победы в 2007 году ознаменовал собой долгую череду провалов: территориальное поражение, которое вылилось в потерю безраздельно принадлежавшего им полвека Сената, поражение на президентских, а затем и парламентских выборах.

Правых ждут долгие размышления о грядущей стратегии: с одной стороны стоит Жан-Франсуа Копе (Jean-François Copé), который намеревается прежде всего сохранить контроль над партией, чтобы получить возможность выставить кандидатуру на президентских выборах, с другой - Франсуа Фийон (François Fillon): ему отводится роль претендента, хотя именно он сейчас пользуется более широкой поддержкой в обществе.

Первый предпочел по большей части придерживаться линии Саркози, тогда как второй шаг за шагом дистанцировался от нее. Все это под бдительным и где-то даже третейским взором Алена Жюппе (Alain Juppé), который яснее других выразил свою позицию во время второго тура парламентских выборов.

Одним из ключевых моментов, безусловно, станет позиция по отношению к Национальному фронту. Нельзя не отметить, что два представителя партии «Союз за народное движение», которые больше других символизировали эту близость к Национальному фронту, то есть Надин Морано (Nadine Morano) и Клод Геан (Claude Guéant), не получили поддержки избирателей.

Надин Морано, которая наиболее заметным и тесным образом флиртовала с Национальным фронтом, сказали громкое «фи»: она потерпела поражение в своем округе с отставанием 10 пунктов! Что касается Клода Геана, он согласился играть неприглядную роль, и его неудача представляется как продолжение неудачи его наставника Николя Саркози.

Таким образом, СНД не сможет отгородиться от всех за неким «ни-ни» (ни НФ, ни социалисты). Отказ от альянса в правительстве не станет для него эффективным решением. Сейчас публикуются данные разнообразных опросов, которые утверждают, что большая часть электората СНД поддерживает подобный альянс.

Читайте также: Спуститесь с небес на землю, господин Олланд!

Провал Марин Ле Пен

Ситуация на местах, как наглядно продемонстрировали итоги парламентских выборов, складывается совершенно иная: по сей день на пути всех тех, кто уступает такому соблазну, возникает глухая стена.

НФ, конечно, может порадоваться своим двум депутатам в парламенте. Тем не менее, Марин Ле Пен потерпела личное поражение в Энен-Бомон, что в очередной раз отразило неспособность этого движения (даже с новой «маринистской» окраской) пройти квалификационный отбор и покорить умы большинства. Даже на уровне одного округа.

Другими словами, на данном этапе НФ по-прежнему воспринимают как протестную партию, хотя Марин Ле Пен и пытается развивать ее, чтобы приблизиться к власти. Безусловно, на парламентских выборах стоит хотя бы отчасти ввести пропорциональную систему, чтобы расширить представительство миноритарных партий.

Кроме того, такое решение позлило бы смягчить давление, которое эти партии оказывают (или пытаются оказать) во время президентской кампании.

После долгой череды разнообразных выборов (все по сути стартовало с завершившихся 17 июня прошлого года праймериз в Социалистической партии) Франсуа Олланд получил все нужные инструменты, чтобы сдержать обещание и стать президентом, который выведет страну из кризиса… Ему многое дали и, значит, очень многое спросят.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.