Когда один канадский журналист читал своему сыну «Астерикса», тот прервал его и задал вопрос: «Папа, почему у пиратов горилла?» На самом деле это была не горилла, а чернокожий раб, которого нарисовали как гориллу, потому что у комиксов про Астерикса есть множество достоинств, но прогрессивность в этот список явно не входит. Далее этот журналист опубликовал в The New York Times статью о том, как читать детям расистские книги.

Иногда издатели и библиотеки сортировали произведения. А в некоторых случаях книги даже переписывали. В частности это касается сказочной повести «Чарли и шоколадная фабрика» Роальда Даля (Roald Dahl). В версии 1964 года умпа-лумпы - это люди из африканского племени, которые представлены как рабы Вили Вонки. Во втором издании 1971 года они стали уже не пигмеями из Африки, а уроженцами некой «Умпландии» в Тихом океане.

Размытые стереотипы

Как бы то ни было, когда эти стереотипы прозрачны, как, например, в мультсериале «Бабар» (журналист называет его «скучным», но я с этим совершенно не согласна: «Бабар» был потрясающим), это не слишком серьезно, потому что ребенку можно объяснить, что происходит, в чем заключается стереотип. Тем не менее, стереотипы могут быть и размытыми, например Джа-Джа Бинкс из «Звездных войн»: может быть, он и является расистской карикатурой, но как, почему… В таком случае все становится гораздо сложнее, пишет журналист в The New York Times.

Кроме того, стереотипы - это «то, что дети ждут от историй, что, по всей видимости, связано и с нашими ожиданиями от таких историй: упрощение».

«Кто понимает последствия или даже вообще осознает, что они существуют? (…) Упрощается ли наше восприятие после воздействия этих стереотипов с самого раннего возраста?»

Лаура Ингаллс и индейцы


К тому же, хотя дети и любят упрощения, эта любовь может улетучиться, когда они становятся расистскими. В 2009 году журналистка The Guardian тоже задалась вопросом о книгах для ее девятилетней дочери и стереотипах, с которыми она могла столкнуться в классических произведениях. Например, это касается книги «Домик в прерии», в котором часто звучит фраза «Хороший индеец - мертвый индеец», а семья Лауры Ингаллс (Laura Ingalls) хочет колонизировать все прерии и выгнать индейцев. Презирающая расизм юная читательница воскликнула: «Я ненавижу семью Лауры!» и забросила книгу.

Кроме того, если взрослые сами читают детям эти книги или обсуждают с ними прочитанное, они помогают им разобраться в том, как работают стереотипы, и понять проблему расизма. Эти книги дают родителям возможность объяснить детям, почему в ту или иную эпоху говорить, что индейцы должны умереть, было круто. Все это пища для диалога, считает журналистка The Guardian.

Если, конечно, все настроены на диалог.

Журналист The New York Times решил, по крайней мере, первое время не обсуждать с ребенком вопрос изображенных как гориллы чернокожих.

«Разумеется, я хочу защитить сына от этих ужасов и защитить себя самого, но в то же время мне кажется, что неким трудноопределимым образом я пытаюсь защитить и прошлое. Мне стыдно за человечество, все его бессмыслицы, и мне не хочется передавать мир на окончательный и беспристрастный суд невинного ребенка».

Абсолютно расистский мультфильм Волтера Ланца (Walter Lantz) 1941 года Scrub me Mama with a Boogie Beat