Саммиты ООН по проблемам окружающей среды следуют один за другим (Копенгаген в 2009 году, Дурбан в 2010 году, Рио-де-Жанейро в 2012 году), но неизбежно заканчиваются неудачей. В конечном итоге мировым лидерам удалось добиться лишь одного: расписаться в собственном бессилии.

Итоги последних двух десятилетий, которые приводят эксперты ООН, не оставляют сомнений: прогресс наблюдается лишь по четырем из 90 главных экологических задач (речь идет в частности о защите озонового слоя и снижении содержания свинца в бензине), тогда как по 24 другим вопросам ситуация не только не продвинулась вперед, но даже откатилась назад (это касается в том числе и важнейших проблем, таких как изменение климата, загрязнение морей и биоразнообразие).

Отсутствие на саммите в Рио барака Обамы, Ангелы Меркель и Дэвида Кэмерона также стало очень важным символом: экология обернулась провалом.

Экология, которую некоторые (может быть, и оправдано) считают единственной новой идеологией за последние полвека, неспособна добиться прогресса по поднятым ею вопросам. Зеленым активистам удалось вбить головы окружающих мысль о том, что Земля - это конечный объект, и что обществу необходимо жить в гармонии с природой. Но эта была самая простая часть работы.

Зеленые экстремисты


Как только речь заходит о принятии конкретных мер, всех неизбежно ждет разочарование. Земляне никак не могут договориться, и когда часть из них, например, европейцы, пытается «показать пример», результаты, несмотря на огромные затраты, выходят просто ничтожными.

Почему? Первая причина заключается в том, что как и в любой другой идеологии, среди экологов есть фанатики. Эти люди требуют «все поменять» в нашем образе жизни: они хотят, чтобы мы по-другому ели, перемещались, работали и даже не рожали слишком много детей. Эти аятоллы грезят о зеленой революции. Лучшее – враг хорошего именно по тому, что раздувает его сверх всякой меры.

Вторая причина в том, что решению задач планетарного масштаба препятствует раздел мира на страны. Перед нами элементарная теория игр: принцип эгоизма правительств сильнее принципа сотрудничества. В этой сфере (как и в вопросах войн) ООН по большей части бессильна. Пока в системе мирового руководства не произойдут изменения, экология будет сводиться к пустым заявлениям.

Эгоистичные нации


Тем не менее, две этих причины не говорят главного. Прежде всего дело в том, что французское правительство не обязано слушать эколога Жозе Бове (José Bové). А цели «тысячелетия» ООН (бедность, болезни) были по большей части достигнуты.

Провал экологии в значительной степени связан с ограничительным характером ее инициатив. Это можно прекрасно проследить на примере ее методики. Она основывается на законодательных ограничениях, а также обходит международные и европейские законы, чтобы напрямую поднять вопросы в международных парламентах. Все это наполняет экологическую риторику разнообразными нормами, техническими обязательствами и дополнениями. Как отмечает экономист Джеффри Сакс (Jeffrey Sachs), эта чрезмерная привязанность законам «не смогла дать человечеству язык, на котором оно бы смогло обсудить свое выживание».

Этот ограничительный характер лег в самую основу экологии: долгое время она была чем-то вроде тоталитарной идеологии, так как выживание планеты считалось важнейшим, перекрывающим все остальное императивом. В ущерб экономическим и общественным задачам при том, что зачастую защита окружающей среды – это роскошь для бедных.

Отношение к инновациям

Сегодня этот «антиобщественный» момент экологии несколько отошел в тень. Доклад британца Николаса Стерна (Nicholas Stern) о климате в 2006 году сделал экономистов частью игры. Сейчас зеленые стремятся вести борьбу одновременно на экологическом и общественном фронте. Дело дошло до того, что недавняя президентская кампания Евы Жоли носила в гораздо большей степени красную, нежели зеленю окраску. Кризис, разумеется, сыграл в этом немалую роль. Он изменил порядок приоритетов, и центральным императивом в текущих условиях становится занятость.

Остается разобраться с главной частью проблемы: отношением к инновациям. Слишком многие западные экологи продолжают воспринимать науку как проблему, а не как решение: они считают, что она продалась загрязняющим природу капиталистам.

Как бы то ни было, чтобы изменить образ жизни людей на огромных пространствах, нужно не пытаться силой заставить их сменить привычки, а предложить приемлемые экономические альтернативы. Сегодня реальное положение дел говорит об обратном. Био-морковка слишком дорога, на электромашине далеко не уедешь, а возобновляемые источники энергии не отличаются стабильностью и слишком дороги для налогоплательщиков. Тем не менее, в ближайшие десятилетия научные исследования дадут результаты, и у нас будет множество решений.

С точки зрения научных изобретений мир нельзя назвать конечным пространством. И когда наука вскорости станет зеленой, экология одержит победу.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.