Когда испанский мэр Хуан Мануэль Санчес Гордильо (Juan Manuel Sánchez Gordillo) возглавил «набеги» фермеров на супермаркеты за продовольствием в рамках кампании протеста против политики экономии, его защитила от ареста неприкосновенность, которой он обладает как член регионального парламента. Теперь он призывает других мэров игнорировать требования центрального правительства – не сокращать бюджет, отказываться от насильственных выселений, не проводить увольнения. В эпоху экономии подобное открытое неуважение к закону нужно поощрять. Иногда главная сила народных движений заключается в их подрывной способности. Поэтому приведем для потенциальных indignados («возмущенных», - исп.) пять примеров гражданского неповиновения.

1. Соляной поход

Противодействие Ганди британским колониальным законам об имперской соляной монополии, начавшееся в марте 1930 года, породило волну гражданского неповиновения, которая помогла изгнать из Индии Британскую империю. «Соляные законы» облагали налогами индийское производство соли, и стране поэтому приходилось импортировать британскую соль. Ганди и сторонники начали долгий поход, участники которого делали соль и транспортировали ее, не платя налога. Это не остановило Британию: британцы жестко отреагировали на поход, арестовав десятки тысяч человек и отказавшись идти на любые уступки. Кроме того, сторонники Ганди не смогли заручиться поддержкой мусульман.

Читайте также: Григорий Явлинский - о новой стратегии гражданских протестов


Однако в долгосрочной перспективе кампания произвела эффект, хотя своих непосредственных целей и не достигла. Во-первых, она вдохновила тех, кто в ней участвовал, так как для многих это был первый опыт организованной деятельности. Во-вторых, она объявила миру, что индийские народные массы – это серьезная сила, с лидером которой британским властям приходится вести переговоры. В-третьих, она стимулировала новые волны гражданского неповиновения. Наконец, Соляной поход сильно повлиял на мышление и стратегию других мятежников – например, Мартина Лютера Кинга.

2. Эстремадурская кампания

В республиканской Испании одной из приоритетных тем был земельный вопрос. Массовая безработица в деревне помогла победить на выборах правительству левого Народного фронта. Во время избирательной кампании 1936 года в Эстремадуре кандидаты от Народного фронта пообещали быструю земельную реформу. Однако вместо того, чтобы ждать, пока правительство выполнит свои обещания, безработные крестьяне начали захватывать крупные поместья, начав примерно с 3000 ферм в провинции Бадахос. Столкнувшись с народными волнениями, правительство легализовало захваты задним числом. Сотни тысяч крестьян переселились на захваченные земли.

Но вопрос стоял не только о захвате земель. Споры шли и о том, что делать с этими землями – коллективизировать или раздать отдельным владельцам. Захваты обеспечивали не только землю и работу, но и демократический форум, фокус для споров о будущем развитии общества. Или, точнее, так было, пока генерал Франко не завоевал эти места и не устроил резню среди крестьян и их левых лидеров.

Также по теме: Митинг движения Occupy во Франкфурте собрал 20 тысяч человек

3. Летучие пикеты и сидячие забастовки


В США до периода Нового курса ситуация в промышленности нередко обострялась, доходя почти до восстаний. Во многом это происходило из-за пособничества правительства работодателям. Поднявшаяся во время Великой депрессии волна активности впервые обеспечила американских рабочих юридической и институциональной поддержкой.


Неорганизованные работники текстильных фабрик и угольных шахт, пострадавшие от рецессии, но при этом вдохновленные обещанием Франклина Рузвельта заботиться о промышленных рабочих, начали отчаянную борьбу против сокращений зарплаты и рабочих мест. Однако чтобы победить, им приходилось прибегать к наиболее подрывным методам деятельности и противостоять насилию со стороны штрейкбрехеров и полиции, а в некоторых штатах - и военному положению.

И тут на сцену выступили «летучие отряды» пикетчиков, которые передвигались от города к городу во время текстильной забастовки 1934 года, призывая рабочих бастовать. Это было особенно важно, так как эти рабочие зачастую были разбросаны по мелким предприятиям и сами по себе не имели достаточно сил. Вторым ключевым моментом стала череда сидячих забастовок рабочих на сталелитейных и автомобильных заводах. Работники срывали производство, просто занимая стратегические места на заводах и отказываясь двигаться. Эта крайне эффективная тактика, требовала меньше насилия, чем заслоны из пикетчиков. Позднее ее использовали борцы за гражданские права и активисты, протестовавшие против Вьетнамской войны.

Читайте также: Движение Occupy - в Москве

4. Разборка нежелательных предприятий

Сеть быстрого питания McDonalds приветствовали во многих европейских странах без всяких вопросов, когда в 1970-х годах она впервые пришла на континент. Однако Франция всегда была особым случаем. В ней широко распространилось отвращение к malbouffe («нездоровая пиша», «джанк-фуд», фр.) McDonalds. Попытка сети открыть в 1999 году филиал в Мийо привлекла внимание Жозе Бове (José Bové), фермера-активиста и члена сельскохозяйственного союза Confédération Paysanne. До того, как строительство было закончено, Бове и его сторонники появились на стройке и начали разбирать здание – кирпич за кирпичом.

Подобные выходки носят в основном символический характер. Но это была лишь одна из целой череды подрывных акций, направленных против торговцев генетически модифицированными продуктами и джанк-фудом, которые заполонили французский рынок. Эти акции вывели на передний край не только самого Бове, но и целый слой сельскохозяйственных активистов, которые стали важной частью антикапиталистического движения. Позднее они присоединились к борьбе против европейского конституционного договора и помогли коалиции добиться отрицательного итога голосования.

5. Неуплата подушного налога

Самым драматическим моментом кампании по борьбе с подушным налогом, возможно, следует считать беспорядки, в которые переросла 31 мая 1990 года акция протеста в центре Лондона, собравшая 200 тысяч человек. Полиция, что необычно, в конечно счете проиграла. Хотя это событие было символически значимым, оно было порождено рядом тактических ошибок. Иногда получается застать власть врасплох, но она учится на своих ошибках и учитывает их уроки, составляя новые планы. Важнее, что в основе подобных спонтанных акций обычно лежат более долгосрочные формы гражданского неповиновения.

Также по теме: Протест вдали от Москвы - удел одиночек

В случае с подушным налогом возникла общенациональная сеть объединений активистов и союзов неплательщиков. Эти группы объединяли вместе людей, которые до этого были политически пассивны или держались поодиночке. Их стратегия заключалась в противодействии на каждой стадии и подразумевала уклонение от регистрации в качестве налогоплательщика, массовую подачу протестов против ордеров на взыскание налогов от местных властей, парализовавшую судебную систему и, наконец, просто отказ от уплаты налога. Она оказалась крайне действенной. Сбор налогов серьезно затруднился, а ситуация в обществе обострилась, что дорого обошлось правившей Консервативной партии. Консерваторы были вынуждены сместить своего лидера и отказаться от законодательства в целом.

Во всех этих примерах ключевой фактор – не насилие и не отказ от насилия, не законность и не пренебрежение законом, а подрывной эффект. Народные движения втягиваются в гражданское неповиновение, когда осознают, что общество зависит от их готовности сотрудничать. Тогда они прекращают сотрудничать и подрывают его бесперебойное функционирование. Политиков это приводит в бешеную ярость. Именно таким путем и можно добиться прогресса.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.