Профессор санскрита Оксфордского университета, работавший в этой области в течение 30 лет, и президент центра изучения буддизма Оксфорда Ричард Гомбрич, 75 лет, является одним из самых выдающихся востоковедов среди ныне живущих ученых. Сын пианистки и знаменитого австрийского и английского историка искусства Эрнста Гомбрича происходит из высших буржуазных кругов Средней Европы. Он еврейского происхождения. Гомбрич никогда «не обращался» в буддизм, а его интерес к доктрине индийского учителя -  чисто теоретический. «Философия Будды» (Il pensiero del Buddha) — таково название его последней книги, переведенной в Италии издательством Adelphi (283 страницы, 30 евро). На эту же тему он будет сегодня говорить в центре Torino Spiritualità.

 

La Stampa: Профессор, вы прочтете лекцию о «любви и сострадании, являющимися способами спасения в философии Будды». Буддизм — это религия спасения или философия?

Гомбрич: Религия по определению считает неудовлетворительной жизнь на этом свете и предлагает своим адептам альтернативу для достижения в этой или иной жизни. Например, христиане могут попасть в рай после смерти. Буддизм учит, что высокоморальная жизнь и самосовершенствование могут изменить личный опыт, и это может произойти только при жизни. Тот, кто не сможет достичь морального и духовного совершенства в этой жизни, должен будет не раз рождаться заново, пока ему это не удастся. Итак, было бы абсурдно сомневаться в том, что буддизм — это религия. Но как и другие религии, буддизм выдвигает различные теоретические положения. Среди буддистов были великие мыслители, очень сильные в области логики и эпистемологии (теории познания — прим. перев.). Буддистские учителя медитации открыли технику, применяющуюся в области нейронауки и психотерапии, которая сегодня широко используется на Западе, например, при лечении острых депрессий. Но прежде всего, буддизм — это способ жизни. В буддизме нет «ереси», потому что, по сути, важна не доктрина, в которую ты веришь, а твое поведение.

 

- Однако, в своей последней книге вы утверждаете, что «Будда был одним из самых блестящих и оригинальных мыслителей всех времен». Следовательно, прежде всего, вы считаете его мыслителем, а уже потом духовным учителем и руководителем?

- Я написал эту книгу, чтобы показать необыкновенную силу, ясность и очарование мысли Будды. Он жил в северо-восточной Индии в V веке до н.э. и приблизительно был современником Сократа. Их стиль и среда, в которой они действуют, очень различны, но их обоих можно считать основателями — я утверждаю это с абсолютной уверенностью — двух самых великих философских традиций мира. Мне особенно хочется показать, что Будда был первым индийским мыслителем, способным к абстрактным концепциям. Это раннее и необратимое завоевание мысли.

 

- Однако, его идеи не лежали в области метафизики...

- Нет, прежде всего, Будда был мыслителем-прагматиком: он считался врачом, лечащим наши болезни. Следовательно, он сконцентрировался на опыте. Он считал, что мир познается на опыте. Бесполезно и вредно заботиться о том, что нельзя проверить на опыте. У него не было времени для метафизических размышлений.

 

- Но тогда как можно связать конкретность этой эмпирической мысли с буддисткой концепцией тщетности этого мира?

- В противоположность преобладавшей тогда мысли брахманов, сосредоточенной на концепции «бытия», которая давала определение Вселенной и Человеку, Будда сделал большой шаг вперед, приведший к революционному перевороту. Он утверждал, что все, что мы испытываем, непостоянно, подвержено изменениям. Это имеет значение как для тела, так и для духа. Мы сами и весь наш мир представляем собой ни что иное, как совокупность процессов.

 

- Хаотическое и бессмысленное бытие?

- Совершенно наоборот. По мысли Будды, всякий опыт является звеном случайной цепи, часто очень сложной, чтобы понять ее смысл. Ничего не возникает без причины, следовательно, Вселенная не может иметь начала: нет Бога-творца.

 

- А где же тогда в буддистской «религии» место для ценностей, для свободы выбора, для преобразований и улучшений — как вы говорили раньше — для нашего опыта?

- Будда утверждает, что каждое событие имеет свою причину, но это не означает, что мир — это детерминированная система. Наш выбор является частью случайной цепи и может влиять на наш способ существования, на наш характер, на так называемую карму.

 

- Это то, что греки называют этос? Основа этики?

- Более или менее. В буддизме любой человек — это его карма, которая может быть этически хорошей, плохой или нейтральной. Каждый создает свою карму согласно своего жизненному поведению, никто другой не может за него это сделать. Другими словами, мы полностью отвечаем за наши действия. Это основа морали и эгалитаризма: мы все имеем одинаковые  возможности в ходе бесконечного времени.

 

- Как вписывается в эту картину мистический опыт пустоты, нирваны?

- Сначала я хочу пояснить, что буддизм в противоположность тому, как о нем многие думают, искажая его смысл, является полной противоположностью мистическому опыту. С конкретным и здравым миром прекрасно уживается идея морали, любви и сострадания. Эти чувства помогают нам очистить наши мысли и исключить все желания, ненависть и хаос, пока наш разум не успокоится и не почувствует удовлетворение. Вот что такое нирвана, сравнимая с гаснущим огнем.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.