Почти 50 лет назад молодой Дэвид Фрост (David Frost) брал интервью у юного Пола Маккартни - тогда он спросил у музыканта о его планах на будущее. «В скором времени я хочу уйти из музыки, и, судя по тому, как сейчас обстоят дела, я смогу это сделать», - ответил тогда Маккартни.

 

Прошло 50 лет, но ни журналист, ни музыкант не оставили своих профессий. Теперь им обоим за 70, они оба получили рыцарское звание, и они снова встретились, чтобы провести одно из самых долгих интервью, которые когда-либо давал бывший участник группы The Beatles.

 

В ходе часовой программы, которая будет транслироваться на телевидении в ноябре, Маккартни заявляет, что Йоко Оно не разрушала The Beatles, что он до сих пор остается парнем из рабочего класса, несмотря на свою славу и состояние, и что его брак с Хизер Миллз – это не самая приятная тема для обсуждения. Во время интервью тема его второго брака не поднимается: сначала демонстрируются фотографии с его первой свадьбы с Линдой Истман 1969 года, а затем речь сразу заходит о его третьем браке еще с одной американкой Нэнси Шивелл. Тема тяжелого, получившего широкую огласку развода с Миллз не затрагивается в интервью, которое было названо уникальным и «подробным». Зато Маккартни с нехарактерной для него откровенностью подробно рассказал о самом громком распаде в мире рок-н-ролла.

 

«Разумеется, она не разрушала группу, группа разваливалась и до нее», - говорит он, и его слова могут помочь рассеять враждебное отношение фанатов, обрушившееся на вдову Леннона после официального распада группы в 1970 году. 

 

Более того, Маккартни утверждает, что без того авангарда, который перед Ленноном открыла Оно, такие песни как «Imagine» никогда не были бы написаны. «Я не думаю, что он сделал бы это, если бы не было Йоко, поэтому я считаю, что она ни в чем не виновата. Когда появилась Йоко, одной из ее привлекательных сторон был авангардный подход, ее видение многих вещей, она показала ему другой путь, который очень увлек его. Для Джона настало время уйти, что в любом случае бы произошло, так или иначе».

 

Маккартни говорит, что, оглядываясь назад, он рад, что группа распалась именно тогда: они оставили после себя «значительное число хитов», поэтому «распад не был таким ужасным».

 

Однако с возрастом Маккартни все же до конца не смягчился. Он признается, что ему было очень трудно видеть Йоко в студии во время записи альбомов. Тем не менее, гораздо большую неприязнь он испытывает по отношению к Аллену Клейну (Allen Klein), который пришел на смену Брайану Эпштейну, менеджеру группы, скончавшемуся в 1967 году. Глядя на фотографию этого человека, Маккартни признается, что именно Клейн настраивал его против других участников группы: «Я ругался с остальными тремя ребятами, которые всю жизнь были моими лучшими друзьями. Но потом я сказал себе, что буду бороться с Клейном».

 

По словам Маккартни, именно потеря матерей в раннем возрасте – мать Маккартни умерла, когда ему было 14, а мать Леннона скончалась, когда Джону было 17 лет – помогла им превратиться в успешных музыкантов: «Это очень тесно связывало нас с Джоном».

 

Маккартни также рассказывает о смерти своей жены Линды, матери четырех из пяти его детей. Он признается, что, несмотря на отчаянные попытки семьи помочь ей справиться с раком, с самого первого дня, когда ей поставили диагноз, он знал, что она не выживет. «Доктора сообщили мне в личной беседе, что рак обнаружили слишком поздно и что ей осталось жить примерно полтора года. Это было все, что ей оставалось».

 

Самый успешный автор песен в мире также отмечает, что его роль отца пятерых детей – Мэри, Хизер, Стеллы и Джеймса от Линды и восьмилетней Беатрис от Хизер Миллз – и деда восьмерых внуков является самой важной в его жизни. «Быть отцом, дедом – это самое замечательное, что есть у меня в жизни».

 

Маккартни известен тем, что он дает лишь короткие 15-минутные интервью и что ему удавалось держать в секрете свою личную жизнь на протяжении всей музыкальной карьеры. Состоявшаяся недавно встреча двух британских легенд ознаменовала собой возвращение к длинным интервью в «стиле беседы с Никсоном» на канале Al Jazeera English, где Фрост работал со дня его создания в 2006 году. 73-летний Фрост, характеризуя часовые выпуски своей программы, показ которых начнется с 9 ноября, заметил: «Долгий разговор позволяет не просто узнать множество деталей, он помогает моим собеседникам расслабиться и свободнее рассказывать об их жизни и работе».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.