В Неаполе кардинал Сепе приказывает не совершать таинств над боссами. Но церковь испытывает страх. Тот, кто бросает вызов преступному миру, живет под охраной.

 

Чтобы бросить вызов мафии, он дождался факельного шествия протеста против каморры, организованного на северной окраине Неаполя после случайного убийства тридцатилетнего Паскуале Романо, сраженного 14-ю пулями, когда вечером 15 октября он выходил из дома своей невесты. «Если преступники не раскаиваются, то они не имеют права входить в церковь. Вы не должны совершать над ними никаких таинств», - сказал архиепископ Неаполя, кардинал Крешенцио Сепе, обращаясь к священникам. Он добавил с растущим гневом: «Если люди из мафиозных кланов не раскаиваются, то они лишаются права на совершение таинств крещения и последнего причастия».

 

Нужна смелость, чтобы бросить вызов боссам. Итак, анафема боссам, их семьям и их приспешникам. Но многие внутри и вне неаполитанской церкви спрашивают, действительно ли кардинал отлучил преступников от церкви, или это только пропагандистский шаг, чтобы успокоить население, пребывающее в шоке после гибели очередной невинной жертвы мафии. Кардинал знает, что его распоряжение для неаполитанских священников является почти невыполнимым. Было бы утопией полагать, что они могут выполнить его на практике.

 

«Слова кардинала Сепе прекрасны, - сказал Lettera43.it дон Аньело Манганьело, бывший священник из района Гуанелла в Секондильяно и писатель. - Чтобы отказать в церковном погребении члену коморры, нужна смелость. Мне приходилось не раз отказывать, но сколько священников найдут силу и смелость, чтобы выступить против преступников? Боюсь, что таких найдется мало, очень мало. Так что это все болтовня».

 

Некоторые священники испытывают страх. Дон Манганьело сейчас находится в годичном отпуске и создает национальную ассоциацию борцов за законность, которую он назовет Ultimi. Он озабоченно добавляет: «Я не венчал преступников и не крестил детей боссов. Я даже отказал мальчику, который хотел ходить на уроки катехизиса без своего отца, члена каморры».

 

Чем все это кончилось? «После моего отказа отец мальчика обратился к священнику соседней церкви, который без всяких условий удовлетворил его просьбу ради собственного спокойствия. К сожалению, в районах, где доминируют мафиозные кланы, страх стал нормой. Священники делают вид, что они не рискуют ежедневно своей жизнью», - продолжает дон Манганьело.

 

В Форчелле дон Мерола отправляет мессу под охраной. В Агридженто епископ Франческо Монтенегро дважды отказался служить на похоронах мафиозных боссов. Другие последовали его примеру.

 

Но опасение Маганьело, что такие случаи будут единичными, вполне оправданы, так как известна масса случаев избиения священников и угроз в их адрес в Неаполе и провинции. 

 

Молодой священник дон Луижи Мерола после серии угроз служит мессы в алтаре церкви в Форчелле под охраной четырех вооруженных полицейских.

 

Преступный мир на праздниках святых патронов. Дон Мерола не сдается, но преступный мир не шутит, отравляя атмосферу в районах, что приводит к изоляции людей, сеет страх. В некоторых приходах установлены камеры видеонаблюдения за возможными налетчиками и ворами, крадущими подаяния. Есть и такие, как дон Гаэтано Романо, священник в Джантурко, который уже устал считать, сколько раз прокалывали шины в его машине и ломали электронную дверь. Даже к празднованию дней святых патронов примешиваются интересы преступников (от Джильи ди Нола до Барра и Криспано). Позиция клира здесь разная, между ними нет единодушия.

 

Священников бьют в церквях. Есть и такие, которые стараются сгладить ситуацию. «Кардинал Сепе призвал нас к тому, чему мы уже и так давно следуем», - заявил без обиняков декан священников Скампии, восьмидесятилетний отец Виторио Сичильяни.

 

Он говорит раздраженно: «Часто полиция запрещает вносить в церковь гроб убитого преступника, она делает это ради соблюдения общественного порядка. Священники здесь ни при чем».

 

А если полиция не запрещает похорон с участием церкви? Должен ли священник венчать и крестить членов мафиозных семей? «Мы не можем требовать справок из полиции у тех, кто хочет жениться или крестить своего отпрыска», - отвечает отец Витторио, который вечером 5 октября вместе с ризничным сторожем был сильно избит в церкви.

 

Конференция итальянских епископов тоже пытается решить проблему. В разладе с призывом кардинала Сепе находится новый обряд похорон, представленный 2 марта монсиньором Альчесте Кателла, епископом Казале Монферрато и президентом Комиссии по литургиям. «Смерть — это событие, которое надо переживать коллективно в сообществе», - гласит новое правило.

 

Правила канонического права. Людям, скептически относящимся к приказу кардинала Сепе, приходит на помощь Кодекс канонического права, который в статьях 1183 и 1184 определяет список тех, кому следует отказывать в церковных похоронах: «Это отступники, еретики, раскольники, те, кто хочет кремироваться, в нарушение католических правил, а также другие грешники, чьи похороны могут вызвать публичный скандал». 

 

Относительно определения «публичного скандала» идут споры. Дон Манганьело рассказывает: «Мне случалось приходить в госпиталь к умирающему боссу, потому что меня попросили об этом члены его семьи. Священник в таких случаях не может уклониться. Даже если он отказывает в таинстве последнего причастия, он должен с любовью вести диалог с умирающим».

 

Нельзя идти на компромиссы. Как реагируют преступники на отказ священника? Дон Манганьело отвечает: «Некоторые говорят, что я упрям. Другие соглашаются с моими доводами. Третьи просто пропадают из вида. Секрет в том, чтобы в твое убеждение поверили. Никогда нельзя идти на компромиссы».

 

Шестнадцать лет в Гуанелле, квартале отчаявшихся. В связи с отказом в совершении таинства священник вспоминает об одном случае, вызвавшем его сожаление: «Я пошел навестить Джузеппе Сарно, брата босса Костантино, которого только что выпустили из тюрьмы. Мы проговорили с ним целый час, я ушел, не предложив ему причаститься, потому что думал, что скоро снова его увижу. Потом я считаю, что таинствами нельзя разбрасываться, их надо предлагать деликатно. Через три дня Джузеппе Сарно был убит. Если бы во время последнего разговора с ним я предложил ему причаститься, он, возможно, не отказался бы».

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.