Это не Третья республика, а нечто другое. Нынешняя предвыборная кампания (голосование должно состояться 24 и 25 февраля), как впрочем и предыдущая кампания, ознаменована ежедневными бесконечными обещаниями и чистым идиотизмом. Сторонник жесткой экономии и чрезвычайных мер Монти обещает снизить налоги, как какой-нибудь Берлускони (более того, у него в запасе есть «шоковое» предложение). Берсани готов «разорвать» того, кто  сомневается, что в скандальной ситуации с банком Monte dei Paschi di Siena дела шли не в соответствии со слоганом «Демократическая партия занимается своими делами, а банки — своими». Сепаратистская партия «Лига Севера» образует коалицию с партией «Братья Италии» и с партией «Народ свободы», но по словам мэра Вероны Флавио Тоси, - только до выборов, которые, по его мнению, она вряд ли выиграет, а потом каждая партия пойдет своей дорогой.

Активисты из партии «Братья Италии» говорят о партии «Народ свободы»: «Н-да, союзнички. Мы отстаиваем закон о выборах». Есть еще судья Ингройя, который приехал из Гватемалы и в случае поражения подумывает о возвращении туда. Есть известный комик, который не захлопнул двери своего движения перед активистами неофашистской организации «Дом Паунда» (если я напишу, что он их распахнул перед ними, то рискую получить оскорбление). Он хочет закрыть профсоюзы и добиться 100% поддержки населения (таким образом «граждане станут государством»). Радикалы почти готовы идти вместе с правыми Стораче. Этот длинный мрачный перечень парадоксов, бессвязных утверждений и других политических нелепостей не выдуман журналом L'Espresso для своих читателей.

«Здесь мы говорим о депутатах парламента Итальянской республики, а не о техничках в школах. При всем уважении к этой важнейшей работе» (Анна Финоккьяро, 28 января 2013 года).

«Я слышал, что есть некто, кто намекает на то, что было сделано что-то некорректное с нашей стороны в связи с банком Monte dei Paschi di Siena. Пусть выскажутся яснее, и мы их разорвем» (Пьерлуиджи Берсани, 26 января 2013 года).

«В последние дни предвыборной кампании я разъясню аргумент, который близок сердцу всех итальянских семей» (Сильвио Берлускони, 25 января 2013 года).

«Хотя он и является активистом «Дома Паунда», но у него есть все реквизиты нашего движения. Я выдвигаю его кандидатом» (Беппе Грилло, 11 января 2013 года). Затем следует уточнение: «Грилло хочет союза с фашистами «Дома Паунда»... Тот, кто это написал, - лжец и лижет задницу системе»).

«Уже в 2013 году можно снизить коммунальный налог на недвижимость (Imu), нужно подумать и о снижении других налогов  (Irpef и Irap)» (Марио Монти, 28 января 2013 года).

«Самый тяжкий грех Муссолини — расистские законы, в остальном он сделал много хорошего. Нельзя возлагать на Италию ту же ответственность, что и на Германию. Было попустительство, в начале не до конца осознанное» (Сильвио Берлускони, 27 января 2013 года. Чуть позже последовало опровержение: «Никакой двусмысленности по поводу фашистской диктатуры»).

«Берлускони уже свое отыграл. (…) Но он не хочет признать, что с ним закончилось и время партии «Народ свободы». (А тогда почему же вы стали союзниками этой партии?) «Н-да, союзнички. Мы отстаиваем закон о выборах» (Гуидо Кросетто, 28 января 2013 года).

«Лучше занимать позицию фашиста в кавычках, как Стораче, чем позицию антифашиста в кавычках, как Зингаретти. Целью был акт справедливости против фашистского режима» (Марко Паннелла, 19 января 2013 года. Потом радикалы и правые не смогли договориться по техническим причинам, по словам Паннеллы. Однако, согласно заявлению секретаря радикалов Стадерини, причины были политические).

«Король гол. Атака Монти доказывает то, что он уже договорился с левыми. Они его используют в качестве умного идиота. (…) Когда я узнал, что Монти собирается приехать, я удрал в Пьемонт, чтобы избежать встречи с ним. Когда я вернулся, я привез соль, чтобы дезинфицировать места, где он проходил» (Роберто Кальдероли, 21 января 2013 года).

«Можно представить себе сотрудничество с партией «Народ свободы», если она будет избавлена от того, кто препятствует реформам» (Марио Монти, 25 января 2013 года. Имелось в виду, что реформам препятствует Берлускони. Немедленная реплика Альфано: «Если  есть кто-то, от кого надо избавить Италию, так это Монти и его техническое правительство. Без Берлускони нет партии).

«Ди Пьетро и Ингройя вместе? Мне очень жаль, он был хорошим лидером, тяжело видеть его так низко павшим...» (Антонио Рацци, бывший член партии «Италия ценностей», а теперь кандидат от партии «Народ Свободы», 21 января 2013 года).

«Разве это вина Тремонти, что в его фамилии есть слово Монти. Более того, она содержит целых три Монти: его способности - в три раза выше, и в три раза больше политическая значимость» (Роберто Кальдероли по поводу отвода имени ТреМонти из символа партии «Лига Севера», 16 января 2013 года).

«Ясно, что после выборов каждый пойдет своей дорогой. Уже целый год, как мы  расходимся во взглядах.(...) Если не принимать во внимание возможность победы на выборах, во что я, честно говоря,  не верю, то я не понимаю, почему «Лига Севера» должна идти вместе с партией «Народ свободы», если за десять лет совместного марша мы ни к чему не пришли» (Флавио Тоси по поводу союза в последнюю минуту с партией «Народ свободы», 23 января 2013 года).

«Монти заявил, что хочет бороться с лобби. А кто выдал из бюджета три миллиарда евро банку? Разве он не мог их дать беднягам, не знающим как дожить до следующей зарплаты?» (Антонио Ди Пьетро, 21 января 2013 года).

«У Берлускони есть навязчивая идея. Он хочет меня убить, но не может. Пять лет тому назад я заявил перед всеми итальянцами, что он - шут, и его импровизированное объявление с подножки автомобиля о создании партии «Народ свободы» - это пролог к будущей катастрофе.  Сейчас он все забыл и делает вид, что в том, что случилось с Италией, нет никакой его вины» (Пьерфердинандо Казини, 13 января 2013 года).

 «Ясно, что партия «Народ свободы» выдвинула своих кандидатов на основе единственного критерия - умения подчиняться... Верить и подчиняться... я не говорю - бороться» (Джафранко Фини, 25 января 2013 года).

«Меня удивляют эти полицейские в сети. Не знал, что существуют организованные банды для нападения на других пользователей. Во всяком случае, это не я отправлял послания с оскорблениями. Мой двадцатилетний сын нашел портал открытым и, не слишком долго думая, ответил на атаки. Да, он разделяет мои убеждения, но я бы подумал, прежде чем отвечать в подобной манере» (так Аугусто Минзолини объяснил временное закрытие своего эккаунта в Twitter из-за оскорблений пользователей, 25 января 2013 года).

«Монти отстает в моральном развитии. Делает аморальные вещи, но не догадывается об этом» (Беппе Грилло, 16 января 2013 года).

Я не являюсь королем непрезентабельных. Если меня представляют, и я сам представляюсь, значит - я презентабелен, или нет?» (Луиджи Чезаро, 26 января 2013 года).

«На этот раз «Народу свободы» будет тяжелее. В регионе Кампания нам привалило счастье: Ингройа. Извините, эти голоса кому пойдут? Берсани и Вендола. И мы на это должны надеяться»  (Луиджи Чезаро, 29 января 2013 года).

Мы — общественное движение. Мы хотим прогнать всех, свести все к нулю, у нас - новые представления о культуре и цивилизации. Для нас не представляет интереса замена 20% старых политиков на новых политиков. Нам нужна стопроцентная замена, и когда мы этого добьемся, «Движение 5 звезд» прекратит свое существование, потому что в этом его миссия... Граждане станут государством» (Беппе Грилло, 27 января 2013 года).

«Думаю, что это плохое выражение «подрезать крылья», но если эти крылья слишком велики, не грех их укоротить» (требование Марио Монти, чтобы Берсани заставил замолчать профсоюз Cgil, Фассину и «консервативную часть» Демократической партии, 3 января 2013 года).