Об этом мало кто знает, но даже радикальная, а как некоторые считают и антиклерикальная партия страны имеет своего ватиканиста, к мнению которого прислушивается. Мы беседуем с журналистом Джезеппе Ди Лео, который курирует программы, посвященные  происходящим в Ватикане событиям на Радикальном Радио. Он является экспертом по Ватикану, печатается в различных журналах от Nuova Storia Contemporanea  до Il Foglio.

L'Espresso: Ди Лео, подведем итоги. Как вы оцениваете понтификат Бенедикта XVI?


Джезеппе Ди Лео: Я бы осторожно отнесся к подведению итогов в настоящий момент. Однако до вчерашнего дня мы считали, что нынешний понтификат не был особенно выдающимся: Бенедикта XVI нельзя назвать реформатором, как Иоанна XXIII, или новатором в области коммуникаций и по количеству визитов в другие страны, как Иоанна Павла II.

-Что изменилось, начиная с понедельника?


-С понедельника изменилось все. Решение уйти со сцены, не дожидаясь смерти, то есть открыть конклав при здравствующем Папе, сделало  Бенедикта XVI революционером в истории современной церкви.

-Почему революционером?


-Прежде всего потому, что сама идея того, что Папа может уйти со сцены, не дожидаясь смерти, ставит под вопрос функцию конклава. В современной истории конклавы всегда выбирали Папу среди кардиналов-участников и никогда не выбирали внешнего кандидата.

-Вы считаете, что в этом плане можно ждать перемен?


-Я не могу вам сказать этого с уверенностью. Однако, я спрашиваю себя: возможно ли, что после такого жеста конклав вернется на круги своя? А может быть, отказ Ратцингера является попыткой заставить церковь найти новые силы вне постоянного круга кардиналов?

-Это волнующая гипотеза...


-Но она не нова. В многочисленные моменты кризисов, которые случались на протяжении двухтысячелетней истории, церковь систематически пыталась решить свои трудности с помощью внешних сил. В качестве примера можно привести монашеские ордены. После падения Римской империи и варварских нашествий Святой Бенедикт основал монашеский орден, чтобы сохранить не только христианскую, но и языческие греческую и римские культуры.

-Можно сказать, от Бенедикта к Бенедикту.

-Точно так. Учтите, что в момент избрания Ратцингера вдохновлял не только образ  Папы Бенедикта XV, деятельного миротворца времен Первой мировой войны, но в особенности образ Святого Бенедикта, организатора монашеской жизни церкви,  придававшего огромное значение религиозным орденам.

-Но вернемся к конклаву...

-Возвращаясь к конклаву, можно предположить, что кардиналам из-за множества противоречий будет трудно согласиться на избрание какого-нибудь итальянца, европейца или  неевропейца. Отречение Бенедикта XVI может заставить конклав искать кандидатуру вне своих рядов.

-Следовательно, в последние дни ситуация полностью переменилась.


-Конечно. Но несмотря на революционный шаг Папы она остается тупиковой. Уточним детали. Этот Папа не был избран, чтобы победить коммунизм. Эта операция была осуществлена в теологическом плане им самим, когда он в качестве префекта Конгрегации доктрины веры боролся против латиноамериканской теологии освобождения, сочетавшей в себе католицизм и марксизм,  а в политическом плане - Иоанном Павлом II вместе с Рейганом.

-Это действительно была победа.


-Да, победа, отошедшая в прошлое. Проблема, вставшая перед  Бенедиктом XVI, была другой: он должен был  противостоять кризису веры и секуляризации.

-Ратцингеру не удалось справиться с этой задачей?


-Я бы сказал, что нет. Посмотрите на Францию, возлюбленную дочь Святой Римской церкви, которая на днях одобрила однополые браки несмотря на манифестации протеста католиков. Франция представляет собой каплю, переполнившую чашу, это лакмусовая бумага, которая дает ясно понять, что церковь терпит поражение в этой битве. Это то, что касается внешних проблем.

-А что, есть еще и внутренние?


-Да, и  важнейшие. Бенедикту  XVI не удалось прекратить раздоры между кардиналами, касающиеся как внутренних дел Римской курии, где столкнулись Государственный секретарь Бертоне и декан Коллегии кардиналов Содано, так и связанные с конфликтом между Бертоне и Итальянской епископской  конференцией  во главе с Баньяско.Существуют и проблемы в руководстве Института Тониоло, а, следовательно, в католическом университете. Кардинал Бертоне и архиепископ Милана Теттеманци, вовлеченные в это дело, обменялись жесткими письмами с упоминанием имени Папы.

-Итак, после провалов как на внутреннем, так и на внешнем фронтах Папа ушел в отставку.


-Сказать по правде, слово отставка здесь мало подходит. Просьба об отставке подается в руки вышестоящего начальника, а поскольку у Папы нет начальника, то более корректно говорить об отречении.

-Некоторые считают, что это отречение связано с состоянием здоровья Папы.


-Да, состояние здоровья может быть одной из причин, но, конечно, не основной причиной.

-Как бы там ни было, это отречение будет иметь важные последствия?


-Важнейшие, потому что отречение Ратцингера по каноническому праву влечет за собой аннулирование всех текущих назначений и постов, за исключением камерленго и декана Коллегии кардиналов.

-Итак, это важное послание.

-Несомненно.