Этот вопрос задает Маркс Пиерини (Marc Pierini), который возглавлял европейскую дипломатическую миссию в Анкаре с 2006 по 2011 год, что позволило ему сделать важные наблюдения.

 

Вопрос стоит ребром уже несколько лет. Однако теперь мы, может быть, все же получим ответ на него после выхода книги с говорящим названием «Куда движется Турция?» (Où va la Turquie?).  

Ее автор Марк Пиерини лучше чем кто бы то ни было может рассказать нам о ситуации в стране: он возглавлял европейскую дипломатическую миссию в Анкаре с 2006 по 2011 год. Причем момент оказался как никогда походящим, так как тогда мы действительно подошли к обсуждению серьезных вещей в процессе вступления Турции в Европейский Союз.

Кандидатура Анкары была единогласно утверждена Европейским советом в конце 2004 года, а переговоры стартовали за несколько месяцев до прибытия в страну нового «посла» Евросоюза.

В то время в Турции шли коренные политические преобразования: пришедшая к власти после выборов 2002 года Партия справедливости и развития (новая политическая сила консервативно-религиозного толка) постепенно утверждала свою гегемонию и отвоевывала позиции в противостоянии с некогда всесильной армией. Военные и их союзники говорили о светской республике и развитии отношений с Западом в качестве продолжения традиций Ататюрка, тогда как их противники опирались на ценности глубоко религиозного традиционного турецкого общества, но в то же время подчеркивали свое стремление вступить в ЕС и провести в авторитарной Турции либеральные и демократические реформы.   

В 2006 году Турция оказалась на перекрестке двух противоположных друг другу путей, и перед всеми в полный рост встал следующий вопрос: куда будет двигаться страна? В 2013 году он, кстати, стоит еще острее, так как некоторые рассматривают Турцию как пример для других арабских стран в переходном процессе (в первую очередь это касается Туниса и Египта).

За шесть лет у нашего «европейского наблюдателя» наверняка было достаточно времени, чтобы поразмыслить над этим. И дать, наконец, четкий ответ.

Однако, терпение. Сначала Марк Пиерини знакомит нас со своими записями, рассказывает о личных впечатлениях от множества встреч с представителями самых разных групп турецкого общества.

Своим повествованием он рисует перед нами картину многогранной страны: язык, кухня, характер и менталитет жителей (в том числе и глубоко националистические чувства), Стамбул, политическая обстановка и расколотое на части общество, которое не способно прийти к согласию по своим основополагающим ценностям. 

Рассказ вышел живым и приятным для чтения, хотя в нем по сути нет ничего действительно нового. Мы видим, что автор быстро отказался от мысли выучить турецкий (он посчитал его слишком сложным), с содроганием вспоминает о съеденной булочке на Галатском мосту и так и не смог до конца привыкнуть к принятым в стране правилам вежливости. В любом случае, половина книги уже позади, но мы все еще понятия не имеем о том, куда движется Турция… 

Только здесь автор действительно начинает подходить к серьезным вопросам. Прежде всего это касается экономики страны, динамизм которой связан с ее европейскими корнями, примером чему служит в частности развитая автомобильная промышленность (Марк Пиерини утверждает, что производительность труда в Турции играет заметную роль в общей конкурентоспособности крупных европейских предприятий). Кроме того, он отмечает растущий вес поддерживающих ПСР «анатолийских тигров», небольших предпринимателей, которые никак не связаны с ориентированным на Европу сектором и играют все более активную роль в развитии турецкой экономики.  

Останется ли Турция во «второй зоне»?


Такая противоречивая взаимосвязь современной экономики и религиозного консерватизма еще четче прослеживается в новом дипломатическом курсе Анкары, который олицетворяет колоритный министр иностранных дел Ахмет Давутоглу. Новая турецкая власть с ностальгией вспоминает о великом прошлом Османской Империи и не скрывает стремления вновь войти в число «грандов», дистанцировавшись от «империалистического Запада». 

То же самое касается и внутренней политики. Как отмечает автор, уверенная победа ПСР послужила основой для изменения внутреннего баланса в пользу консервативной и традиционалистски настроенной части общества, которая до этого не была представлена на политической сцене. Все это повлекло за собой возврат к мусульманским ценностям в повседневной жизни (алкоголь, образование, культура и даже… новые «исламистские» купальники для женщин), но в то же время ознаменовало конфронтацию со светскими кругами. 

Наблюдаются ли в последнее время в стране серьезные посягательства на свободу слова? Марк Пиерини ставит вопрос следующим образом: сможет ли Турция доказать, что способна войти в клуб великих демократических наций, или же так и останется во «второй зоне» вместе с Россией и Китаем?

Итак, мы возвращаемся к первому вопросу о том, куда движется Турция.

Заявку на вступление в Евросоюз Анкара основывала (по крайней мере, с 2002 года и прихода к власти ПСР) на борьбе за демократические свободы против доминирующей роли армии. Так, может быть, сейчас, когда военные побеждены, она попытается подорвать основы светского государства (раз его традиционный защитник был повержен, кстати говоря, не без европейской помощи) и навязать стране исламистское общество?

Споры в турецком обществе бушуют уже на протяжение нескольких лет. И некоторые уже ответили утвердительно на данный вопрос. Марк Пиерини предпочитает соблюдать осторожность в своих заключениях и подчеркивает, что Турции необходимы прочные связи с Европой, которые являются для нее важнейшим компонентом экономического и финансового развития, а также влияния на международной арене. 

«Чудесное решение»


Как бы то ни было, если Турция хочет продолжить идти по пути переговоров о вступлении в ЕС, ей будет нужно поступиться существенной частью своего суверенитета и приступить к непростым внутренним реформам. Кроме того, ей необходимо убедить европейское общественное мнение, в котором сейчас наблюдается глубокий раскол. Таким образом, если послушать турецкого премьера, страна все больше подумывает о том, чтобы присмотреть свои планы.

Прежде всего это касается порядка приоритетов. Так, например, в 2011 году   Реджеп Тайип Эрдоган опубликовал в Newsweek статью, в которой заявил, что Европа нужна Турции гораздо меньше, чем Турция Европе. Кроме того, недавно он говорил о возможности присоединения Анкары к Шанхайской организации сотрудничества. Эти сигналы со стороны премьера противоречат заявлениями министра по европейским делам, который без конца твердит, что «Турция по-прежнему стремится вступить в Европейский Союз».  

Тем не менее, Марк Пиерини не уделяет особого внимания несостыковкам и противоречиям в заявлениях турецких официальных лиц, которые, как отметили в частном порядке ряд европейских чиновников, вызывают у них раздражение и беспокойство. Автор книги небрежно отметает их в сторону. По его словам, главная проблема отнюдь не касается выбора Турции между вступлением в ЕС и каким-либо еще иным решением (например, переориентацией на Восток). Турция «всего-навсего движется к самой себе и хочет заявить о себе как о «срединной державе», утвердиться в своем ближневосточном окружении и войти в число лидеров среди «развивающихся стран».  

С этой точки зрения, Турции будет проще найти место в Европе, так как члены ЕС сейчас движутся вперед «на разных скоростях». Марк Пиерини отмечает и звучащее в брюссельских кулуарах «чудесное решение»: речь идет о политической Европе с высокой степенью интеграции на основе нескольких стран вокруг Франции и Германии. Другие страны в рамках этой теории должны образовать один-два внешних круга на куда менее жестких условиях, и в них вполне может найтись место для Турции. Таким образом, она сможет подтвердить свое положение на международной арене, а также неразрывную связь с Европой и Западом.   

Попустительство Европы

Несложно догадаться, почему высокопоставленному европейскому чиновнику сложно сказать нечто иное, четко заявить о том, что движет подавляющим большинством турок (надежда на свободное перемещение по Европейскому Союзу и необходимость европейских инвестиций), и что «аура» Турции в суннитском мире объясняется в большей степени не связями с Европой, а установленным ПСР сочетанием экономического ультралиберализма и консервативных религиозных ценностей.  

Кроме того, избиратели ПСР в Турции, «Братьев-мусульман» в Египте и Партии возрождения в Тунисе не слишком благосклонно смотрят в сторону Европы, которая стала в их глазах символом морального попустительства. Они недовольны тем, как там бросили пожилых людей на произвол судьбы во время летней жары (Франция, 2003 год), голосуют за закон об однополых браках (Франция, 2013 год) и практически легализовали проституцию (Германия)…

Однако всему этому Марк Пиерини старается не придавать внимания. И предпочитает истово верить в непреодолимое влечение европейской модели. С этой точки зрения проблема дальнейшего направления движения Турции теряет свою остроту, а ответ - актуальность. Поэтому-то книга и не отвечает на поднятый в заглавии вопрос. А жаль.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.