«Никогда еще европейская идея не была так сильна» - с этих слов начал свою речь президент Германии Йоахим Гаук (Joachim Gauck). Многие СМИ заранее окрестили это выступление как «первую большую речь» президента.

 

Это достаточно двусмысленное определение. Можно истолковать его так, как будто до сих пор, за 11 месяцев в должности, Йоахим Гаук ни о чем важном не говорил. А это далеко не так. Были важные темы, важные поводы. Достаточно напомнить о речи Гаука летом прошлого года по случаю 20-летия ксенофобских выступлений в Ростоке.

 

Главная тема президента - свобода

 

Неоднократно он затрагивал и свою любимую тему, главную тему своей жизни - свободу. И вот теперь бывший восточногерманский правозащитник произнес речь о Европе. В годы «холодной войны», когда он жил за «железным занавесом», само понятие Евросоюз звучало для него как обещание лучшего будущего.

 

Но Йоахим Гаук многоопытен. Он понимает, что конец европейского противостояния и раздела Европы, который он, Гаук, воспринимает как личный триумф - это не повод приуменьшать значение нынешнего долгового кризиса и кризиса евро. Напротив, он призывает не смахивать со стола широко распространившиеся в Евросоюзе растерянность и недовольство.

 

Идея единой Европы

 

Но что же предлагает президент Германии скептикам или даже противникам ЕС? Готовых рецептов и у него нет. Президент Германии продолжает традиции немецкого промышленника, политика и публициста Вальтера Ратенау (Walther Rathenau), который еще до Первой мировой войны страстно провозглашал идею единой Европы. Он продолжает традиции премьер-министра Великобритании Уинстона Черчилля, который подхватил эту идею после Второй мировой войны.

 

В этой связи прямо-таки трогательно звучит призыв Йоахима Гаука к британцам не поворачиваться спиной к континентальной Европе. Пожалуй, никто из глав государств и правительств в такой эмоциональной форме не напоминал Соединенному королевству об его ответственности за успех дела европейского единения.

 

Благие призывы без конкретных предложений

 

Но вот конкретных предложений о том, как повысить прозрачность и укрепить демократию в европейских структурах президент Германии высказывать не стал. А жаль, ведь при его-то биографии к нему наверняка прислушались бы, и не только в Германии. Если президент так часто, и с полным на то основанием говорит о свободе и личной ответственности, то мы вправе от него ожидать, например, требований о расширении полномочий европейского парламента. Его сдержанность в таком центральном вопросе плохо вяжется с его же призывами проявлять больше мужества.

 

В одном президенту Германии можно поверить. Он сам себя определяет как «европейского немца», а не как «немецкого европейца». Таким образом, он старается подчеркнуть все, что связывает, а не разделяет страны Евросоюза. А это уже немаловажно в нынешней Европе зависти и раздоров.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.