Натали Бенедикт (Natalie Benedikt) 36 лет, но она уже является отвечающим за финансы членом правления акционерного общества – станкостроительной компании Pfeiffer Vacuum. Что важно для ее карьеры и почему введение женской квоты она считает глупостью – обо всем этом она рассказывает в своем интервью.

 

 

Handelsblatt: Г-жа Бенедикт, с января этого года вы стали первой женщиной, ставшей членом правления акционерного общества, где вы отвечаете за финансовые вопросы. Какими были для вас первые недели, проведенные в новой должности?

Натали Бенедикт: Для меня мало что изменилось, мне уже все хорошо знакомо. Как финансовый директор, я с 2004 года отвечала за цифры. А для котирующегося на бирже предприятия это уже очень серьезная ответственность.

 

- Ваша карьера выглядит впечатляюще. Вы все так холодным разумом спланировали?

- Нет, если честно, то в 28 лет у меня не было планов стать финансовым директором, а в 36 лет войти в состав правления и отвечать там за финансовые вопросы. Просто так получилось. В какой-то момент освободилось место, и мне его предложили. Ну а после этого я сразу взялась за работу.

 

- Откуда у вас такое восторженное отношение к цифрам? Когда это началось?

- Это произошло довольно поздно, только в последнем классе в школе. Я училась в экономической гимназии, и специальным предметом у меня было составление отчетности. Тогда я открыла в себе страсть к балансам и к налогообложению предприятий.

 

- Затем вы в Мангейме закончили обучение по двум специальностям и сначала работали в страховом концерне во Франкфурте. Каким образом вы после этого оказались на предприятии, выпускающем вакуумные насосы? Создается впечатление, что это не самая привлекательная отрасль.

- Во время моего обучения я специализировалась на американской системе бухгалтерской отчетности GAAP. После этого я работала в страховом концерне именно в этой сфере. В 1999 году я увидела в местной прессе объявление об открывшейся вакансии в компании Pfeiffer Vacuum, которая подбирала специалистов по работе с американской системой GAAP, поскольку она в 1996 году вышла на нью-йоркскую биржу. Мне показалось страшно привлекательным то, что среднее предприятие пошло на такой шаг. И поэтому я внимательно к нему присмотрелась. 

 

- …и, судя по всему, вы остались довольны тем, что вы обнаружили…

- Да, меня привели в восторг финансовые показатели этого предприятия, уже в то время. У компании Pfeiffer Vacuum был потрясающий баланс. И тогда я просто из любопытства предложила свою кандидатуру.

 

- Было ли у вас когда-нибудь такое чувство, что вы как женщина сталкиваетесь со сложностями в профессиональной жизни?

- Нет, я не думаю, что женщины находятся в невыгодном положении, и у меня никогда не возникало такого чувства. 

 

- Но бросается в глаза тот факт, что женщины, если они вообще добираются до уровня членов правления, преимущественно занимаются кадровыми вопросами. Как вы это объясняете?

- Во время учебы чаши весов были равны, и было примерно одинаковое количество мужчин и женщин, интересовавшихся финансовыми вопросами. И, кстати, здесь в компании Pfeiffer Vacuum, в финансовой сфере работает больше женщин, чем мужчин. То есть на основании своего опыта я не могу сказать, что в финансах преобладают мужчины. Только на тех этажах, где расположены кабинеты членов правления, женщин вновь становится меньше.

 

- Почему так происходит, по вашему мнению?

- Я думаю, что это вопрос поколений. В прошлом, несомненно, финансовая сфера была мужским делом. Но ситуация изменилась. Если мы встретимся здесь через 10 лет, то никто уже больше не будет говорить о том, что в финансах работает слишком мало женщин. Этот процесс идет сейчас сам по себе.


- …но очень медленно…

- Да, но и места в правлении не часто освобождаются, и это надо учитывать.

 

- Введение женских квот может быстро все изменить. Что вы об этом думаете?

- Мне не нравится этот термин. Но, по крайней мере, дискуссия относительно женских квот приводит к тому, что некоторые мужчины меняют свое представление о женщинах и что все больше женщин оказываются на руководящих позициях. Однако введение специальных квот я считаю неправильным.

 

- Почему? 

- Во-первых, я думаю, что вопрос о слишком малом количестве женщин на руководящих позициях решится сам по себе. И, во-вторых, никто не хочет, чтобы сотрудники называли тебя женщиной по квоте. Здесь есть негативный аспект, и о женщине в таком случае могут сказать, что она, возможно, не была лучшим кандидатом на эту работу. И тогда все ее прекрасные достижения потускнеют.

 

- Поскольку существует численное превосходство мужчин среди руководящих кадров, должно создаваться впечатление, что мужчины предпочитают продвигать представителей своего пола. Однако никто не жалуется и не говорит, что он сделал карьеру только благодаря тому, что он мужчина.

- Я так не думаю. Во всяком случае, у нас такого нет, и в нашей компании ценятся только результаты работы. Могут существовать дружеские отношения или симпатии, но этого явно недостаточно для того, чтобы обладать компетенцией, необходимой для получения определенного места. Я думаю, что предприятия очень внимательно относятся к такого рода вопросам и назначают на ключевые позиции людей, обладающих необходимой квалификацией. В первую очередь это относится к котирующимся на фондовой бирже предприятиям, которые несут большую ответственность перед владельцами акций.

 

- Какими качествами должен обладать руководитель?

- Нужно быть образцом. Нужно уметь вдохновлять сотрудников и давать правильным людям правильные задания.

 

- Как следует выбирать правильных людей?

- Конечно, существуют люди, обладающие в этом отношении хорошим чувством. Мне кажется, что я обладаю такой способностью, я хорошо понимаю людей, и у меня есть соответствующее чувство.

 

- Вы верите в то, что женщины являются примером в этом отношении?

- Да. Мы, конечно, в большинстве своем имеем более чувствительные антенны - в том, что касается полутонов. И женщины, как правило, обладают лучшим чувством относительно конфликтов. 

 

- Следует ли более активно продвигать женщин для того, чтобы они смогли применить свои навыки?

- Нет, я считаю, что женщины и так способны далеко продвинуться. У среднего бизнеса нет никаких специальных программ относительно принятия предварительных решений на низовых уровнях.

 

- У вас четырехлетняя дочь и шестимесячный сын, о которых заботится ваш муж. Из-за вашей работы дети видят вас довольно редко. Вы задаете себе иногда вопрос – зачем я, собственно, этим занимаюсь?

- Нет, никогда. Если бы я так думала, я бы никогда не выбрала подобный профессиональный путь. После рождения дочери я никогда по-настоящему не отсутствовала. Даже во время отпуска по рождению ребенка я работала, и так было в обоих случаях. Мне просто дико нравится работать. Я также думаю, что мои дети были бы не в восторге от своей мамы, если бы я все время сидела дома. Тогда бы я просто не была сама собой. Я вижу своих детей почти каждый день, и мы очень интенсивно используем свое время.

 

- Вы когда-нибудь выключаете свой мобильный телефон?

- Да, бывают такие фазы. Естественно, я время от времени я проверяю, что там есть, но иногда вообще его отключаю и говорю, что «теперь я полностью принадлежу семье». Этому надо учиться.

 

- Что вы думаете о таких моделях, как неполный рабочий день для руководящих сотрудников? Вы считаете, что такой вариант может существовать?

- Абсолютно. В течение некоторого времени я так и делала. Вам, естественно, потребуется представитель, если вас нет на рабочем месте. Но если это ваш коллега, с которым вы работаете рука об руку в составе опытной команды, то все на самом деле функционирует великолепно.

 

- В 2011 году компания Pfeiffer Vacuum поглотила более крупное предприятие Adixen. Вы тогда были руководителем проекта. Это поглощение можно назвать вашим третьим ребенком?

- Это была, естественно, работа всей команды. Но интеграция целого предприятия и решение всех возникавших задач – это было очень интересно. И, действительно, подобное сравнение имеет смысл. Спустя два года интеграция двух предприятий находится на очень хорошем уровне. Мы очень гордимся этим, особенно с учетом того, что многие поначалу были настроены скептически относительно результатов поглощения французского предприятия немецкой компанией.

 

- Из-за различных менталитетов?

- Именно. Но в конечном итоге такого рода проблемы не возникли.

 

- Как выглядит рабочий день члена правления, отвечающего за финансы?

- Это зависит от времени года. Во вторник мы должны представить предварительный годовой отчет, и поэтому я сейчас провожу много совещаний по поводу итогов года и должна рассматривать много годовых отчетов. Кроме того, я провожу немало встреч с коллегами, на которых мы обсуждаем новые и текущие проекты. Я также участвую в различных международных телеконференциях, так как компания Pfeiffer Vacuum представлена в 17 странах.

 

- Существует ли культурные трения?

- Да, конечно. В азиатских странах вы, например, должны точно и в деталях описать то, что вы хотите. А вот другой пример: в некоторых странах вам следует уделять повышенное внимание вопросам иерархии, и там нельзя действовать через голову руководящего сотрудника, хотя, с немецкой точки зрения, это было бы просто более практично и более эффективно. 

 

- Что вы наметили на будущее, есть ли у вас еще мечты и цели?

- Я только недавно стала членом правления, и я еще должна это почувствовать. Больше нет такой цели, относительно которой я могла бы сказать – я должна этого добиться. Даже то, что я сейчас имею, никогда не было конкретной целью.

 

- В конце еще один вопрос с точки зрения инвестора вам как любительнице цифр: На какие цифры следует прежде обращать внимание, рассматривая конкретное предприятие?

- Конечно, нужно учитывать различные данные. Но в любом случае важными являются маржа операционной прибыли, рентабельность предприятия и его коэффициент автономии – если вы посмотрите на эти три характеристики, то уже получите хорошее представление.

 

Натали Бенедикт с января этого года является членом правления компании Pfeiffer Vacuum. Эта 36-летняя женщина вот уже 13 лет работает на предприятии, выпускающие вакуумные насосы. Оно расположено в городе Аслар (Asslar) в Гессене, недалеко от города Вецлара (Wetzlar). Бенедикт замужем и имеет двух детей.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.