Курение марихуаны в терапевтических целях до сих пор находится под запретом во Франции. В среду исправительный суд Бельфора приговорил к штрафу в 300 евро страдающего от миопатии молодого человека за употребление и хранение марихуаны. 

 

Atlantico: Многие европейские страны (Испания, Германия…) разрешают медицинскую марихуану. Каких результатов удалось добиться государствам, которые приняли такое решение? 

 

Александр Баратта: Марихуана может использоваться как анальгетик различными способами. Тетрагидроканнабинол или ТГК, который является главным активным компонентом индийской конопли, можно вдыхать с дымом, принимать в таблетках или в виде подъязычного спрея. Таблетка обладает крайне слабым болеутоляющим действием, в отличие от самокрутки или спрея. Их болеутоляющее воздействие было научно доказано в случае хронических болей различного происхождения (рак, ВИЧ, рассеянный склероз). Проблема с курением вполне очевидна: эффективность зависит от типа растения, методов сбора и подготовки. Здесь требуется стандартизация процедур.    

 

Предлагались также и более интересные альтернативы: синтетические аналоги, такие как набилон и дронабинол. Они чрезвычайно эффективны как средство борьбы с тошнотой во время лечения рака, но их болеутоляющие свойства не слишком хороши. Наконец, существует препарат «Савитекс», в котором сочетаются молекулы двух разных каннабиноидов. В целом результаты исследований подтверждают его эффективность в борьбе с хроническими болями. Тем не менее, по этому показателю ему все равно не удается обойти кодеин. Кроме того, в ходе исследования почти половина пациентов не ощутили никакого улучшения, а четверть вообще перестали принимать препарат из-за побочных эффектов.  

 

Таким образом, марихуана действительно может представлять интерес в определенных случаях и сделать комфортнее жизнь человека при некоторых хронических патологиях. Но ее болеутоляющее воздействие все равно ниже, чем у морфина. Главным образом ее можно использовать как дополнение к морфину, чтобы тем самым снизить его дозировку. 

 

Наконец, проведенный в 2005 году опрос среди ВИЧ-инфицированных, которые употребляли медицинскую марихуану, дал красноречивые результаты: выяснилось, что лишь 27% действительно использовали ее как болеутоляющее, тогда как остальные 73% курили «траву» только для того, чтобы получить удовольствие. 

 

Вильям Лованстейн: На этот счет в науке нет единого мнения. Прежде всего, существует огромное множество самых разных рецептов. Далее, существует две системы. Первая была введена в 19 американских штатах: там можно получить рецепт на марихуану по целому ряду показаний, в связи с чем оценить ситуацию достаточно сложно. Итальянская и испанская системы в свою очередь позволили провести исследования, которые в целом не дали удовлетворительных результатов, потому что в большинстве присутствующих на рынке медикаментов содержатся два или три каннабиноида, тогда как всего их существует порядка 60. 

 

Тем не менее, 11 лет назад в Гааге состоялась европейская конференция по этой проблеме, на которой были озвучены обнадеживающие результаты. В первую очередь это касается нейродегенеративных заболеваний (рассеянный склероз…), в случае которых наблюдались интересные результаты в плане повышения комфорта и ослабления боли. Медицинская марихуана также показала положительные результаты при приеме некоторых тяжелых препаратов (их применяют в борьбе с ВИЧ или гепатитом С): она позволила пациенту легче переносить лечение и привела к повышению аппетита. В целом о каких-то конкретных выводах говорить пока не приходится, но это не означает, что нам не стоит прислушиваться к больным, которые говорят, что им стало легче, в стране, где, например, разрешена фитотерапия или гомеопатия. 

 

Сложность заключается в том, что сейчас мы переходим из медицинской сферы в политическую. Некоторые опасаются, что использование марихуаны в терапевтических целях может привести к общему снятию запрета на ее употребление в нашей стране, хотя эти два момента, безусловно, не стоит путать. Эта инициатива должна была бы носить чисто медицинский характер, однако для нее создают политические и юридические препятствия. С медицинской точки зрения просто поразительно, что человека, который пытается снять боль с помощью самолечения, могут осудить. 

 

- Возможны ли злоупотребления в использовании марихуаны в терапевтических целях? С такой точки зрения, что можно вынести из иностранного опыта? 

 

Вильям Лованстейн: Я бы так не сказал. В современных препаратах на основе марихуаны используются молекулы двух или даже трех веществ, в связи с чем они практически не вызывают привыкания в отличие от множества обезболивающих, таких как производные морфина и кодеина. Когда мы видим, что во Франции «Эффералган» не создает никаких проблем, тогда как вопрос кодеиновой зависимости стоит довольно остро, это не может не наводить на определенные мысли. В стремлении заглушить боль нет ничего постыдного. Все препараты, даже те, что вызывают привыкание, могут принести здесь огромную пользу. Пациенты в своем подавляющем большинстве – разумные люди, которые хотят просто не испытывать боли.    

 

Тем не менее, политические соображения зачастую оттесняют на второй план медицинские. Мы еще многого не знаем о каннабиноидах, и поэтому нам совершенно необходимо продолжать исследования. Нельзя создавать политические и юридические препятствия для медицинских инициатив, если те приносят облегчение пациентам, и медицинских исследований, когда те могут привести к созданию новых методов лечения. Не достаточно просто выдать марихуану в дополнение к существующим терапевтическим методам, нужно найти способ облегчить страдания пациентов.  

 

Александр Баратта: Разумеется, опасность злоупотреблений существует. И чтобы убедиться в их существовании, не обязательно отправляться в Канаду. Посмотрите на то, что происходит у нас, например, на торговлю «Субутексом». «Субутекс» используется как замена в лечении зависимости от опиатов и прежде всего героина. Этот препарат выписывают при лечении наркоманов, и здесь действуют очень жесткие правила. Несмотря ни на что, случаи мошенничества все равно довольно часты: недобросовестные пациенты обходят врачей и аптеки, чтобы получить несколько доз препарата. Далее они продают его по двойной или даже тройной цене: мы получаем настоящую наркоторговлю, которая финансируется системой медицинского страхования. Похожая ситуация может возникнуть и с марихуаной. 

 

- Как бороться с нарушениями и злоупотреблениями? 

 

Александр Баратта: Использовать те же правила, что и при терапии опиатами: жесткий контроль, четкие нормы выдачи и система рецептов. Как бы то ни было, все эти меры предосторожности не смогли предотвратить незаконную торговлю препаратами, в частности «Субутексом». 

 

- Может ли разрешение на использование марихуаны в медицинских целях стать первым шагом к общему снятию запрета или даже полной ее легализации на территории Франции? 

 

Александр Баратта: Априори речь идет о совершенно разных вопросах, однако проект по созданию специальных заведений для курения и недавние заявления министра образования по поводу марихуаны говорят о том, что подобные опасения вполне оправданы. Как врач я признаю пользу марихуаны в некоторых конкретных случаях под жестким контролем (он должен быть строже, чем, например, с тем же «Субутексом»). Будем надеяться, что медицинское применение не станет предлогом для легализации наркотика. 

 

Вильям Лованстейн: Речь идет о двух разных вопросах. Но главный вопрос сейчас – это перспективы терапевтического применения. Сомнений здесь не больше, чем в случае морфина, в отношении которого не существует никаких запретов. В прошлом некоторые пытались воспользоваться медицинской марихуаной по неблаговидным причинам. Тем не менее, два этих вопроса нужно рассматривать отдельно, как это происходит с морфином и героином. Это две совершенно разных проблемы, хотя их нередко смешивают в одну кучу. Нам следует внимательно проанализировать возможную пользу марихуаны, и уж точно не стоит ее опасаться. 

 

Александр Баратта (Alexandre Baratta) - психиатр, судебный эксперт.

Вильям Лованстейн (William Lowenstein) - врач, специалист по наркотической зависимости и президент ассоциации SOS addictions.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.