В Третьем Рейхе исследование древней истории переживало настоящий бум. По материалам раскопок доказывалось, что германцы являются предками арийской расы.

Еще Индиана Джонс знал о том, что национал-социалистам было важно не только настоящее и будущее, но и прошлое. Третий Рейх стремился найти все новые сокровища – будь то древний сундук иудеев или Чаша Грааля.

Во всей этой истории больше правды, чем предполагал создатель фильмов об Индиане Джонс, Стивен Спилберг. Данной теме посвящена новая выставка «Раскопки для Германии. Археологи под давлением свастики» в музее Фоке в Бремене. Первый фильм об Индиане Джонс «В поисках утраченного ковчега» был, по сути, документальным кино. Археологи в одежде для тропиков и черных кожаных пальто работали на высокопоставленных национал-социалистов, занимались кражей культурных ценностей, использовали рабов и не испытывали проблем, устраняя на своем пути контрагентов.

«Археологи зачастую сами разрабатывали эти преступления или работали по собственной инициативе», - говорит историк Дирк Масарски (Dirk Mahsarski), курирующий выставку совместно с археологом из Бремена Утой Халле (Uta Halle). «Существует целый ряд археологов, о которых мы с уверенностью можем сказать, что они знали, что такое холокост и принудительные работы», - отмечает Масарски.

Тесная связь между археологией и режимом национал-социалистов была обусловлена рядом причин. Самая важная из них - деньги. До начала 20-х гг. в Германии было только несколько археологических кафедр. Ситуация коренным образом изменилась с приходом к власти нацистов. В то время как университеты, в том числе из-за массового ухода еврейского преподавательского состава, переживали спад, количество кафедр археологии возросло с 3 до 24. Также увеличилось финансирование в этой сфере.

Святыни нацистов


Высокие посты занимались в основном ярыми национал-социалистами. 70% из них были членами НСДАП, говорит Масарски. Это было обусловлено, прежде всего, одной темой – древними германцами. Гитлер и его сторонники считали себя потомками германцев с расовой и моральной точки зрения. Германское наследие считалось новыми дехристианизированными святынями Третьего Рейха, представляя собой свидетельства раннего арийского периода.

«Если мы вновь хотим стать большим единым народом, мы должны воссоединиться со временем, когда нордическое ядро расы еще в чистой форме существовало в соприкосновении с великой культурой, оказывающей влияние на всю Европу. Это германский древний период, предыстория Германии», - писал в 1933 году Ганс Рейнерт (Hans Reinerth), ставший позднее любимым археологом Альфреда Розенберга (Alfred Rosenberg).

В своей книге «Миф 20 века» (1930), благодаря которой автор стал главным идеологом нацизма, Розенберг вдохновляется берлинским археологом Густафом Коссиной (Gustaf Kossina). Согласно его тезису, становление европейской цивилизации происходило не из-за культурного трансфера из семитского востока, а благодаря индогерманскому народу-прародетелю.

Оказавшись у власти, Розенберг основал «Институт Рейха истории раннего времени», который должен был стать единственным центром для изучения данной темы. Руководителем Института стал Рейнерт. «Хотя свидетельства культурных высот наших предков в археологическом плане давно известны, германцев принято считать большими варварами, чем предполагали даже их враги римляне», - писал Рейнерт.

Против образа необразованных дикарей


Рейнерт и многие другие археологи взялись доказать обратное.

В этом пункте выставка в Бремене вступила в конфликт со своим стремлением впервые показать широкой аудитории взаимосвязь между археологией и национал-социалистической политикой. Подобные попытки предпринимались и ранее. К тому же речь шла не об археологии, а о ее частной дисциплине - истории раннего периода.

В 19 веке археология понималась как учение о раскопках античных культур. Египет, Ближний Восток, Средиземноморский регион были областями, считавшимися подходящими для исследований. Для этих целей в 1829 году был основан Германский археологического институт, который совместно с академиями и университетами проводил изыскания в этой области.

Раскопками в наполовину варварских провинциальных областях империи занимались в лучшем случае Римско-Германская комиссия во Франкфурте-на-Майне, в худшем  – заинтересованные местные исследователи. Развитие германофильских исследовательских интересов означало еще и своего рода восстание против новогуманистов, для которых германцы были несведущие дикари, разрушившие древнюю цивилизацию.

Розенберг и Рейнерт стремились воссоздать образ светловолосых, голубоглазых героев и завоевателей, которые, будучи предками немцев, должны были привести арийскую расу к мировому господству. Выставка показывает множество плакатов и других транспарантов, на которых практически повсеместно отображались германцы в Третьем Рейхе. Копировались образцы найденных орудий, выставлявшихся по всему Рейху. Карточки с изображением германцев были практически в каждом доме.

Гиммлер против Розенберга

То, что инициатива Розенберга, несмотря на массивную поддержку со стороны СМИ, не смогла пройти в НСДАП, было связано не в последнюю очередь с поликратичной структурой режима. Сам Гитлер слабо реагировал на бесформенные осколки керамики, которые предоставляли ему искатели в качестве доказательств существования ранней германской культуры. Он отдавал предпочтение классической эстетике.  

Приказы Розенберга, незамедлительно начать раскопки германских поселений в захваченных вермахтом регионах, сталкивались со схожими интересами рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера (Heinrich Himmler). Гиммлер создал собственное исследовательское общество древней истории «Немецкое наследие», цель которого состояла в сборе наибольшего количества германских артефактов, что выражалось в военные годы в организованном грабеже в оккупированных регионах.

Когда Розенберг, рейхсминистр оккупированных восточных земель, отправил своих людей на поиски готских захоронений на Украину, Гиммлер объявил: «В последующие месяцы ни мы, ни, как я могу предполагать, люди Розенберга не будем иметь времени на раскопки. Сейчас все силы направлены не победу в войне».

Руководителем исследовательского центра Гиммлера был историк Герберт Янкун (Herbert Jankuhn). Он и Рейнерт вели конкурентную борьбу на благо своих господ, в ходе которой зачастую апеллировали не к аргументам, а к подозрениям.

Пример викингов

С именем Янкуна связаны масштабные раскопки в поселении викингов Хедебю (сегодня север немецкой земли Шлезвиг-Гольштейн), которые с 1934 года проходили при широкой поддержке СС. Организатор выставки в Бремене Масарски написал о нем книгу. Однако объекты раскопок Янкуна в Бремене найти не удается. Ута Халле объясняет это внутриспецифическими особенностями. «Мой коллега не хочет, чтобы сегодняшний имидж Хедебю ассоциировался с историей национал-социалистов», - сказала исследователь.

Послевоенная карьера Янкуна и Рейнерта послужила еще одним аргументом для представленного на выставке тезиса о том, что доисторический период до сегодняшнего момента рассматривался не в достаточном объеме. Янкун стал членом Академии наук в Геттингене, где он до 1973 года находился в должности заведующего кафедры. Рейнерт стал руководителем археологического музея на открытом воздухе Pfahlbaumuseum в городке Унтерульдинген на Боденском озере.

Идеологическая подоплека при рассмотрении древней истории была продемонстрирована и после 1945 года в ГДР. Тогда славянские исследователи стали заниматься поиском следов новых братских народов - и у них были находки.