О смысле англо-американских налетов на Прагу или завод Škodа в Пльзене в конце Второй мировой войны споры велись на протяжении десятков лет. О советских налетах на территорию протектората в последний день войны и в первый мирный день 9 мая 1945 года, напротив, никогда споры не велись. При этом число жертв этих налетов сопоставимо. По последним данным, в результате них погибло 1300 человек. Только в последние года этими операциями советской авиации начал внимательно заниматься куратор авиационных архивов Национального технического музея Праги Михал Плавец.

В связи с комментариями о бомбардировках Чехословакии советской авиацией мы публикуем интервью на эту тему, которое вышло в «Literární noviny» еще в мае 2012 года.

— В первую очередь американский авианалет 14 февраля 1945 года, который произошел по ошибке, так как часть атакующих самолетов перепутала Прагу с Дрезденом, вызвал бурные эмоции и вместе с бомбардировками завода Škodа использовался пропагандой на протяжении десятков лет. Но почему никогда не вспоминали о советских авианалетах? О них ничего не знали?

— Нельзя сказать, что о них ничего не было известно. Люди о них помнили, прежде всего, в тех городах, где от них погибло много людей, таких как, например, Млада Болеслав, Ждирец-над-Дубравой и Круцембурк, но о них, скорее, с самого начала не говорилось. Нацисты уже не успели использовать их в пропаганде, а чехи в мае 1945 года не хотели допускать, что на них бомбы могла сбрасывать Красная армия, или попросту не знали, что это были за самолеты.

— Это было так трудно распознать?

— Штурмовики — нет, они поднимались на высоту 100 м, а вот бомбардировщики, и в данном случае были именно они, людям было распознать с уверенностью трудно, потому что эти самолеты летали на высоте до двух километров, где уже трудно распознать знаки отличия. Более того, СССР помимо собственных боеприпасов использовали и трофейные немецкие. Несколько кусков от них было, например, в Млада Болеслав действительно найдено, так что эти авианалеты было нетрудно свалить на немцев. Потом многие годы в разных отчетах утверждалось, что это были акции немецкой авиации, или немецкой артиллерии, хотя сами русские этих авианалетов никогда не скрывали. Уже в 60-е годы в тогдашнем Советском Союзе было издано несколько мемуаров военных летчиков и Героев СССР, которые упоминали об этих операциях, а некоторые за них получили награды. Один летчик даже описал, как 9 мая их отправили в воздух прямо с празднования победы, и отметил, что летать пьяным не так уж трудно. Но все равно в итоге он чуть не пошел под трибунал, потому что после успешного приземления он уснул прямо в кабине.

— Почему советские авианалеты произошли так поздно — 8 и 9 мая?

— Это не совсем правда. Уже в феврале 1945 года советские бомбардировщики сбрасывали бомбы на Моравскую Остраву, но потому операции советских эскадрильей протекторат по большей части обходили стороной. Немцы очень боялись 2-й Воздушной армии, но она, будучи частью 1-го Украинского фронта, была полностью направлена на Берлин, так что за Крконоше и Орлицкие горы ее самолеты не летали, кроме нескольких самолетов-разведчиков. Ситуация поменялась в первые дни мая, когда Красная армия начала отходить от Берлина и готовилась к атаке на протекторат. Основной удар по нему был сделан 6-7 мая с севера. Жители протектората избежали бомбардировок, вероятно, только потому, что в первые дни мая была плохая погода и самолеты ни одной из сторон не могли подняться в воздух. Прояснилось только 8 мая, и тогда 2-я Воздушная армия тут же нанесла удар по Северной, а частично Восточной и Центральной Чехии. С юго-востока с аэродромов на австрийско-словацкой границе удар также нанесла 5-я Воздушная армия по Центральной Моравии и Высочине.

— Об американских авианалетах говорят, что их целью был топливный склад, а главное, крупные чешские оборонные заводы, которые, по сути единственные из оставшихся, делали оружие для вермахта. Чем мотивировались советские авиационные удары?

— На это трудно ответить коротко, потому что ситуация быстро менялась, а с ней менялись и намерения и приказы. Первые части Красной армии проникли на север Чехии 8 мая, а авиация «расчищала» ей дорогу через Крушные и Лужицкие горы. Для этой непосредственной поддержки атакующих войск использовались Ил-2, то есть штурмовики. В тот день они действовали, прежде всего, в области Дечина, Жандова, Ческа Липа, Хлумца-у-Дечина и в других местах. Другие военные самолеты «расчищали» путь через Крушны горы и Циновец и другие горные перевалы. В тот день бомбардировали и транспортные узлы, и группировки немецких войск глубже в тылу. При этом были допущены некоторые трагические ошибки, когда бомбили собственные части, уже вошедшие на территорию протектората.

Вероятно, вы имеете в виду случай Гротовиц-на-Высочине, о котором несколько лет назад сняли документальный фильм. Местные власти говорят о том, что там в тот день в полдень на праздновании победы погибло 114 жителей и 36 солдат Красной армии.

Эта трагедия случилась, по-видимому, потому, что еще до входа Красной армии в город в какой-то перестрелке погиб связной офицер, который уже не успел сообщить командованию, что его часть в городе. Именно во время приветствия освободителей над площадью, как описывают свидетели, появился штурмовик и сбросил на толпу бомбу, которая стала причиной трагедии. Несмотря на то, что все видели, даже эта акция долгие годы приписывалась немецкой артиллерии.

— Как вы недавно на телепередаче Historie.cs сошлись во мнении с военным историком Йиржи Ралихом, еще больше советских бомб упало на чешские города в первый мирный день 9 мая. Почему?

— В данном случае речь уже шла не о поддержке продвигающихся частей, как 8 мая, а о демонстрации силы. Мощные бомбардировки транспортных артерий и узлов должны были остановить бегущих немцев и сделать невозможным их побег в американский плен.

— Есть ли у вас какие-то тому доказательства?

— Помимо уже упомянутых мемуаров представителей советского командования, которые цитируют маршала Конева, когда где-то под Дрезденом он ушел посреди банкета и со словами: «Немцы от нас бегут, и мы не можем этого позволить. Мы победили, и это наши пленные», — он отправил в воздух почти всех летчиков. Их воспоминания подтверждаются и отчетами об операциях как раз 2-й Воздушной армии, хранящимися в российских архивах, копии которых я получил от одного российского историка. В них описывается, где осуществлялись бомбардировки, а в одном приписаны и причины авиаударов: немцы не соблюдали капитуляционные договоренности. Согласно подписанным соглашениям, после наступления первой минуты 9 мая их части должны были оставаться на месте, где находились. Этого не произошло, поэтому маршалы отдали воздушным армиям соответствующие приказы.

— Как на практике выглядело исполнение этих приказов?

— Самые ожесточенные авианалеты 9 мая осуществила 2-я Воздушная армия, в первую очередь это были бомбардировщики Пе-2. Как следует из отчетов операции, в тот день с их баз в воздух поднялось 690 самолетов, которые совершили 1320 боевых вылетов, то есть некоторые самолеты вылетали 2-3 раза в день. Больше всего бомб обрушилось на Северную Чехию, в частности такие города как Роуднице-над-Лабем, Литомержице, Уштек, Дуба, окрестности Ческа Липа, Заградки. Большое количество жертв было в Роуднице и в Мельнике, но чаще всего говорят об авианалете на Млада Болеслав: там было зарегистрировано 135 жертв, хотя некоторые авторы приводят цифру в 500 погибших.

— А что 5-я Воздушная армия, которая наносила удар с юго-востока?

— Она была не такой сильной. Ее 218-я дивизия имела на вооружении американские бомбардировщики Douglas A-20 Boston. Тем не менее, 5-я Воздушная армия тоже отправила в воздух 244 самолета, которые произвели 544 боевых вылета, и при этом бомбардировщики A-20 Boston произвели 118 вылетов.

— Что было целью в данном случае?

— Прежде всего, крупные перекрестки на Высочине на трассе между Брно и Прагой. Из дошедших до нас отчетов можно весьма точно проследить за операцией. Согласно ведомости, которая сохранилась, в тот день 18 самолетов в сопровождении 14 истребителей бомбардировали Кршижанов, а еще 9 самолетов бомбардировали Велка Биреш, 26 самолетов — Велке Мезиржице. Больше всего потерь было в Ждирец-над-Доубрава и соседнем Круцембурке. В каждом из этих городов погибло по 50 человек. На эти два небольших района были даже нацелены три волны авианалетов. Первая волна в 12:42: 18 самолетов A-20 Boston, вторая в 12:50: 18 самолетов A-20 Boston, и третья в 13:05–13:06: 27 бомбардировщиков того же типа. Так что только там в ударе в общей сложности участвовало 63 самолета. Кроме того, летчики нанасли авиаудар по Нове Место, Хотеборж, Немецки Брод (сегодня Гавличкув Брод), Велка Биреш, Пршибыслав, Богдалов, Намешть-над-Ослава, Кроун, Глинско, Зноймо, Йиглава, Ждяр-над-Сазавой…

— Приводятся цифры, согласно которым в результате бомбардировок 8-9 мая погибло 1300 человек. Насколько можно верить этим данным?

— Их представил, исходя из ныне доступных документальных источников, исследователь Филипп Войташек. Лично я полагаю, что окончательное количество будет еще больше, так как по-прежнему нет данных по Судетам, а ведь области Либереца и Ческа Липа 9 мая бомбардировали очень ожесточенно.

— В чем заключается проблема?

— Богатым источником для исследований являются фрагменты общих и городских хроник, полицейских сводок и других фондов. Этих источников, как правило, нет по выселенных территориям, поэтому приходится обращаться к обществам перемещенных граждан в Германии, которые время от времени издают мемуары. Например, очень подробные данные о бомбардировках Мимона 8 мая оставил выселенный хроникер. Вообще проблема заключается и в том, что во время войны в протекторате было запрещено вести хроники, а в майские дни 1945 года полицейские сводки также не составлялись, потому что полно было других забот. Их потом писали задним числом, так что в них не редки неточности и ошибки.

— Каким был результат этих авианалетов, удалось ли благодаря им остановить бегство немецких частей к американцам?

— Как нам известно сегодня, 9 мая на нашей территории не было уже ни одного годного к эксплуатации немецкого самолета. Последние самолеты, в том числе современные Messerschmittů Me 262 Schwalbe, вылетели с базы в Жатеце еще 8 мая, направляясь на аэродромы в американской зоне. Те самолеты, для которых не было топлива, немцы сломали или разрезали. И хотя советские летчики-истребители доложили о трех сбитых над протекторатом самолетах 9 мая, в последствие оказалось, что во всех случаях это были американские самолеты-разведчики, один из которых гвардии капитан Пшеничников сбил прямо над аэропортом в Рузыне. С этой точки зрения бомбардировки не принесли ничего. Кроме того, большая часть немецких солдат уже была разоружена, а зачастую и взята в плен чешскими повстанцами. Определенный, скорее психологический, эффект эти авианалеты имели в городе Роуднице-над-Лабем, перед которым стояли сильные вооруженные части, желавшие пройти через город, но повстанцы им этого не позволяли. Была угроза кровопролития, но сразу после налета немцы сдались.

— Как вы вообще оцениваете эту последнюю военную операцию авиации над чешской территорией?

— 8 мая была еще война, и авиационные удары, пусть порой с трагическими последствиями для гражданского населения, были ее частью. Но 9 мая уже был мир, так что массированные налеты, осуществленные в этот день, я могу оценивать только как трагическую ошибку, которую нельзя оправдать даже тем, что именно немецкие войска нарушили условия соглашений. Однако советские маршалы никогда не признали этой ошибки. Пленные убегали от них, и с точки зрения их менталитета для них вопросом престижа было любой ценой остановить бегущих, чтобы в полной мере насладиться своей победой. И если с военной точки зрения у них было определенное моральное право действовать подобным образом, то с политической — это была однозначно фатальная ошибка. Об этом говорит и то, что с бомбардировками гражданского населения в первый мирный день так и не сумела хоть как-то справиться коммунистическая пропаганда, которой не осталось ничего другого, как только стараться списать жертвы этих налетов на немцев.

Писатель и публицист Михал Плавец (1973 г.р.) работает куратором авиационных архивов Национального технического музея Праги. Является автором и соавтором несколько книг литературы фактов, где рассматривается период протектората и авиационные операции времен Второй мировой войны, прежде всего в Центральной Чехии и в Праге. Например, «Последний год войны в Нимбурке» (2005), «Прага в пламени» (2008) и «Бомбы под Ржипом» (2008). К публикации готовится книга о войне в воздухе над Восточной Чехией. Кроме того, вскоре будет опубликована его книга о последних советских авианалетах на чешские города 9 мая 1945 года.