Что делать политику, основавшему крайне правую партию «Национальный фронт», после того, как партийный исполком принял решение о его собственном исключении?

О будущем одного из самых скандальных французских политиков Жана-Мари Ле Пена, заявившем «Нацфронт — это я», в интервью RFI c французским политологом, специалистом по России, профессором университета Rennes-2 Сесиль Вессье.

RFI: Сегодня у нас на связи французский политолог и специалист по России Сесиль Вессье. Мы обсудим с ней самые последние горячие новости французской политики. Несмотря на то, что август — момент, когда все замирает, но вчера мы узнали, что исполком крайне правой партии Нацфронт принимает решение, и Жан-Мари Ле Пен своего места в партии больше не находит. Напомним, вчера он пошутил, что «мое будущее, скорее, позади меня», но зная Жана-Мари Ле Пена, полагаю, что это шутка. Итак, какие варианты могут быть у Жана-Мари Ле Пена сегодня?

Сесиль Вессье: Скорее всего, у него два варианта. Первый вариант — самый невероятный, как мне кажется, что он будет спокойно сидеть дома, ему все-таки 87 лет, и что он будет заниматься, скажем, своими внуками — если дочери допустят своих детей к нему — это тоже спорный вопрос. Второй вариант — скорее всего, он пойдет в суд, чтобы, во-первых, пожаловаться, что его исключают из партии, которую он сам создал.

Во-вторых, ходят слухи — я не знаю, насколько они вероятны, — что он тоже может предложить свою кандидатуру на президентские выборы. То есть в таком случае он представил бы свою кандидатуру против своей дочери. Пока официальной информации нет. Но это, скажем так, в его характере. Потом все будет зависеть от того, получит он или нет свои подписи, если это так. Мне кажется, что он будет пытаться создать как можно больше проблем для своей любимой дочери.

— Этот момент интересен — президентские выборы–2017. Я помню, что Жан-Мари Ле Пен говорил, что его политическая линия, которую он ведет десятки лет, она не должна исчезнуть с национальной французской сцены. Он говорил, что будет действовать, несмотря ни на что, что есть сотни французов, которые разделяют с ним его идеи, хорошие или плохие, и он говорит, что не хотел бы их подставить и хотел бы представить их взгляды в 2017 году. Еще во Франции есть региональные выборы. Мы знаем, что от южного департамента у нас есть Марион Марешаль -Ле Пен. Можно ли представить, что на каких-то региональных выборах Ле Пен, например, объединяется с Брюно Гольнишем и решает расколоть еще больше ряды фронтистов из-за Флориана Филиппо (заместитель Марин Ле Пен), и они сделают диссидентскую партию Нацфронт? Такой вариант возможен?

— В принципе, все возможно. Все возможно, потому что ему нечего терять. Марин Ле Пен есть что терять, потому что она действительно хочет получить как можно больше голосов на президентских выборах. А у него — нет. Он понимает, что не будет следующим президентом. То, что он может представить свою кандидатуру с Гольнишем, который сейчас в Лионе, это возможно. Это для Ле Пена как игра, а, во-вторых, он показывает, что является тем человеком, каким был, скажем, 30 лет назад. Это будет цирком, скорее всего. Они могли бы отказаться, более или менее, от его взглядов корректно — это не было сделано, и мы видим, как Марин Ле Пен символически убила своего отца в присутствии всей Франции. Сейчас он готов на все.

— Такая французская трагедия, которая постепенно превращается в комедию.

— Это не трагедия, это, скорее всего, комедиодрама. Плюс это буржуазная семейная драма, при которой мы присутствуем уже 30 лет. Мы все видим — как Ле Пен выгнал свою первую жену, как она фотографировалась в порножурналах, как они боролись — он со своими дочерьми. Это почти как неприятный американский сериал — веселье в летнее время.

— Если Марин Ле Пен приняла решение несколько месяцев назад, что партии Нацфронт надо избавиться от своего патриарха, Жана-Мари Ле Пена, ее собственного отца, чтобы отмыть имидж партии, как они говорят, чтобы убрать всю грязную пыль, которая, как она считает, несется вслед за ее отцом. Марин Ле Пен, отделяясь от Жана-Мари Ле Пена, не боится ли она потерять доступ к финансам, которые, как я поняла, находятся как раз в той микропартии, которая является финансовым банком Нацфронта — возможно ли, ей скажут, что больше ей кредитов давать не будут. Где будет брать деньги Марин Ле Пен на свои предвыборные кампании, где она будет брать эти кредиты — в России?

— Она уже получила несколько миллионов со стороны России, она даже сама это признала — спасибо России, спасибо российскому населению за то, что именно они платят, в том числе, за предвыборную кампанию Марин Ле Пен. Мне кажется, что вопрос денег здесь ни при чем. Деньги у нее есть — скорее всего, это разные тайные фонды. Мне кажется, что для нее этот вопрос решен. Будут ли избиратели следовать за тем, что она делает? Пока они, более или менее, в согласии с ней. А вопроса денег никакого нет — спасибо России за это.

— Если бы во Франции действовал закон об иностранных агентах, Марин Ле Пен можно было признать таким агентом очень быстро.

— Безусловно.

— Если Жан-Мари Ле Пен говорит, что началась охота на ведьм, как вы считаете, будут ли другие чистки в Нацфронте, в связи с тем, что сейчас происходит с Жаном-Мари Ле Пеном?

— Это будет зависеть от того, будут ли высказываться люди по поводу этого. Те, кто будет не согласен, скорее всего, их тоже будут исключать. Пока заметно, что Гольниш поддерживает Ле Пена, как всегда, но он последний и единственных из знаменитых. Можно считать, что Марин Ле Пен и Филиппо готовы на все, чтобы набрать как можно больше голосов. Это чисто политический маркетинг. Это не значит, что партия фундаментально меняется, это чистый маркетинг, чтобы выглядеть поприличнее, если можно назвать приличной женщину, которая так отнеслась к своему отцу. Скорее всего, все кадры партии тоже будут считать, что она сможет получить много голосов на выборах и что стоит за ней идти.

Сесиль Вессье — автор книги «За вашу и нашу свободу. Диссидентское движение в России», опубликованной в России издательством «НЛО».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.