В четверг в Париж стянулись тракторы со всей страны. Фермеры считают, что идут на дно из-за Европы и российского эмбарго.

Давит ли российское эмбарго на сельское хозяйство во Франции? «Не сказать, чтобы так уж сильно», — отвечает Михаэль Ламбер из Сорбонны. Как отмечают в национальной ассоциации FranceAgriMer, которая является посредником между производителями и государством, дать точную оценку финансовому воздействию российского эмбарго очень непросто.

Дело в том, что на прямые последствия, то есть потерю прибылей из-за закрытия рынка для нашего экспорта, накладываются и косвенные: конкуренция с другими европейскими странами, которые из-за невозможности экспортировать в Россию поворачиваются в сторону нашего традиционного сбыта. Иначе говоря, это ведет к убыткам на рынках помимо российского. Месяц назад в La Croix оценили убытки французского сельского хозяйства в 200 миллионов евро. В Министерствах сельского хозяйства и иностранных дел на запросы le Figaro не ответили. Что касается основных оказавших под санкциями отраслей, они предоставили собственные цифры.  

100 миллионов евро для свиноводства

«Франция теряет 100 миллионов евро оборота в связи с невозможностью экспорта в Россию, — говорит президент профессиональной ассоциации Inaporc Гийом Руэ. — Однако упущенная прибыль намного выше. Так, финансовые последствия носят тут непрямой характер. Конкуренция на других рынках усилилась из-за появления бывших поставщиков в Россию. Цены снижаются. Прямые и непрямые последствия российского эмбарго для французского свиноводства составляют 400 миллионов евро в год. В масштабах ЕС потери составляют 4 миллиарда евро».

50 миллионов евро по фруктам и овощам

«С закрытием российского рынка год назад упущенная прибыль для ЕС оценивается 500 миллионов евро, — объясняет Даниэль Соарес из ассоциации Interfel. — Для Франции речь идет о порядка 50 миллионов евро». По данным организации, французские производители фруктов и овощей теряют примерно 2% оборота из-за российского эмбарго. Это не считая косвенных последствий усиления конкуренции на европейских и мировых рынках. 

109 миллионов евро в молочной отрасли

Касательно молока, Россия при обычных условиях была пятым по величине рынком сбыта для Франции за пределами ЕС, отмечают Национальном профессиональном центре молочной промышленности (CNIEL). «Страна представляла собой рынок в 109 миллионов евро до 2013 года, то есть последнего «полного» года без эмбарго», — рассказывает Вероник Пиле из CNIEL. Однако это всего лишь чуть больше 1% оборота отрасли. Как бы то ни было, в данном случае тоже не следует ограничиваться в оценках лишь одними потерями для национального экспорта. Из-за эмбарго другие страны тоже были вынуждены перенаправить предназначавшуюся для России продукцию, что перенасытило мировой рынок. В результате мировые цены идут на спад, а на французский рынок хлынули более дешевые иностранные молоко и сыр. «Главным последствием для французской молочной промышленности стала полная деструктуризация мировых рынков, как по объему, так и стоимости», — говорит Вероник Пиле.

Потери прибыли ЕС

На европейском уровне потери, разумеется, выше. По отношению к аналогичному периоду прошлого года продовольственные поставки из ЕС в Россию с августа 2014 года по август 2015 года сократились с 9,4 миллиарда евро до 5,4 миллиарда, то есть на 43%, отмечается в документе Европейской комиссии, где также указывается причиной спада девальвация рубля. Но, что же в результате? «Последствия определенно ниже объявленных цифр», — полагает Михаэль Ламбер.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.