Одна только мысль о том, что в правительстве моей страны могут оказаться крайние левые, вызывает возмущение и чувство стыда. Как возможно, чтобы Социалистическая партия, позиционирующая себя как проевропейская и не ставящая под сомнение присутствие Португалии в Европейском Союзе, зоне евро и НАТО, вступила в коалицию с партиями, которые защищают прямо противоположное?

Один из моих друзей социалистов, поддерживающий этот альянс, написал в Facebook: «Как личное свидетельство, основанное на моем собственном опыте общей работы, я хочу сказать здесь, что коммунисты, с которыми я работал в РСР (Португальской коммунистической партии) и с которыми я был связан, будучи активистом социалистической партии и лидером PS (Социалистической партии Португалиия), являются уважаемыми португальцами, людьми, преданными делу, которые держат свое слово и выполняют взятые на себя обязательства. По моему скромному мнению, также основанному на наблюдении и личном опыте, они не представляют сегодня или в будущем никакой угрозы для нашей демократической системы и ее правил. Но, как я уже не раз подчеркивал, выступают одним из самых важных гарантов сохранения общественного порядка, даже в своих самых яростных политических или профсоюзных протестных выступлениях».

Этот мой приятель, кажется, забыл историю и классиков марксизма-ленинизма-сталинизма, которые продолжают быть катехизисом крайних левых в Португалии. Он запамятовал, что тактика по захвату власти в коммунистических руководствах предполагает даже альянс с дьяволом. Может быть, он не читал интервью, которое депутат CDU (Коалиции демократического единства) Рита Рату (Rita Rato), закончившая курс международных отношений в Universidade Nova, дала Correio da Manhã и в котором утверждает, что не знает, что такое ГУЛАГ.

Как известно, я был воинствующим коммунистом и имел возможность в течение 14 лет жить в обществе, коммунистами построенном — в Союзе Советских Социалистических Республик. Португальская коммунистическая партия, насколько я знаю, никогда не отграничивала себя от чудовищных преступлений, совершенных Лениным и Сталиным, продолжает видеть в этих двух палачах "кормчих народа"и всегда была верным слугой коммунистической партии Советского Союза до самого ее конца. А для тех, кто забыл, если бы не 25 ноября 1975 года и не давление со стороны советских руководителей на Альваро Куньяла (Álvaro Cunhal), многие из социалистов, сегодня защищающих союз с коммунистами, висели бы на фонарных столбах или кололи камень в карьере какого-нибудь из отдаленных районов.

Португальская коммунистическая партия и Левый блок выступают против интеграции Португалии в Европейский Союз, против евро, против НАТО. А что же они предлагают нам качестве альтернативы: всем прыгнуть в море или присоединиться к Евразийскому экономическому союзу и Организации Договора о коллективной безопасности?

Это правда, что Европейский Союз далек от совершенства и погрузился в глубокий кризис, что португальцы, включая меня, были и продолжают испытывать на себе последствия ужасных экономических мер, резкое падение уровня жизни, но необходимо искать новые альтернативы, а не предлагать повторение утопических идей. В 1917 году русские коммунисты-большевики пообещали мир, хлеб и землю, а народ получил гражданскую войну, унесшую миллионы жизней, голод, от которого умерло еще несколько миллионов, крестьян, оставшихся без земли, которой когда-то владели, и единственное, что досталось в удел многим русским людям, это местечко на кладбище или на необъятных просторах Сибири.

Если вы хотите новых социальных экспериментов, не проводите их на людях, делайте их на подопытных кроликах, если разрешит PAN (партия «Люди-животные-природа»).

Обращаюсь с призывом к друзьям социалистам, чтобы они взглянули на Северную Европу и поняли, что есть страны, нашедшие процветание без коммунизма. Для этого не требуется повторять утопии, надо только сделать Португалию менее коррумпированной страной, где работает судебная система, где каждый платит налоги, где наиболее уязвимые не забыты.

Пожалуйста, не заставляйте меня дважды принимать участие в одном и том же фильме, поскольку второй уже не будет вымыслом, как «Гуд бай, Ленин!»