Пока внимание Вашингтона приковано к драме под названием «реформа здравоохранения», премьер-министр России Владимир Путин последние пару дней встречался в Пекине с китайскими лидерами, включая премьер-министра КНР Вэнь Цзябао (Wen Jiabao) и председателя КНР Ху Цзиньтао (Hu Jintao). В ряде подписанных коммюнике они с удовольствием отметили эффективность «стратегического партнерства» между двумя государствами и наметили курс развития близких отношений в будущем.

 

Среди прочего Путин – российский закулисный манипулятор, который также проводит немало времени по эту сторону кулис – заключил с китайской стороной соглашения на общую сумму 6 миллиардов долларов, включая соглашения о поставках газа в рамках проекта газопровода, строительство которого откроет обширный китайский рынок для не менее обширных российских запасов природного газа. Обе стороны также обсудили стратегию сдерживания Северной Кореи и контроля над северокорейской ситуацией.

 

Объем торгового оборота между двумя государствами достигает почти 60 миллиардов долларов в год, и хотя эта сумма не выглядит так уж внушительно рядом с объемом торгового оборота между Китаем и Соединенными Штатами, составляющим более 300 миллиардов долларов в год, ее едва ли можно назвать незначительной.

 

Россия для Китая – один из основных поставщиков сырья и некоторых видов вспомогательного оборудования. Китай для России – обширный рынок, который продолжает расти – в отличие от рынка Европейского союза. Для обеих стран, бывших когда-то союзниками в «холодной войне», а затем и противниками в ней же, эти встречи означают новый шаг к созданию экономических и политических перспектив за пределами сферы влияния США, что само по себе довольно заманчиво.

 

Представители США не принимали участия в этих переговорах, однако их присутствие все же ощущалось. Для обеих стран действия США остаются под большим вопросом – неизвестно, окажут ли Штаты им поддержку или встанут на их пути к большему влиянию и процветанию. Россия – всего лишь тень государства, которым она была во время «холодной войны», и Путин определенно выбрал авторитарный путь, который окажется эффективным лишь в том случае, если спрос на сырье - и прежде всего нефть – останется повышенным. В данном уравнении Китай играет ключевую роль. Китай отвоевывает себе новое место в мировом экономическом пантеоне, и он намерен избавиться от своей зависимости от американского капитала и американских рынков. Хотя он все еще имеет довольно тесные отношения с США, китайские власти хотят найти способ изменить эту ситуацию. Время покажет, удастся ли им это сделать, однако шаги навстречу России – явный признак того, что Китай заинтересован в сокращении контактов с США, а не в расширении их.

 

На данном этапе развивающиеся российско-китайские отношения не представляют угрозы Соединенным Штатам, однако эти изменения «розы ветров» означают, что миру не нужно больше одобрение Вашингтона или Уолл-стрит. Пока США сохранят позиции одной из крупнейших экономик, они останутся для Китая одним из основных рынков сбыта, и никакие договоры между Россией и Китаем этого не изменят, даже если Путин приобретет себе домик рядом с площадью Тяньаньмэнь. Однако США смогут удержать свои лидирующие позиции в мировой экономике лишь в том случае, если осознают, что ветры дуют в восточном направлении, поэтому нам имеет смысл держаться того же курса. Проблемы «Талибана», Ирака и даже иранского ядерного оружия, безусловно, важны, но ни одна из них не окажет столь значительного влияния на будущее США и всего мира, как подъем Китая.