Похоже, что Россия наращивает усилия по сближению с Японией, пользуясь теми трещинами, которые наметились в альянсе Токио и США, хотя и пытается решить непростой вопрос Северных территорий на выгодных для Москвы условиях.

Япония в опасности, она может сыграть на руку России, если новое правительство премьер-министра Юкио Хатоямы (Yukio Hatoyama) и его Демократическая партия Японии не сформируют твердую и четкую политику в отношении своего огромного соседа.

Ударная волна дошла до Вашингтона после того, как New York Times 27 августа опубликовала статью Хатоямы, который в тот момент вел свою партию к победе на всеобщих выборах. В этой статье он несколько критически отозвался о так называемом американском рыночном фундаментализме и намекнул, что Японии следует меньше полагаться на Соединенные Штаты, а вместо этого теснее взаимодействовать со своими азиатскими соседями.

3 сентября, спустя всего три дня после всеобщих выборов, и еще до того, как его официально назвали премьер-министром, Хатояме нанесли визиты два посла. Одним из них, что вполне понятно, был посол США Джон Рус (John V. Roos), а вторым, что несколько неожиданно, стал российский посол Михаил Белый.

Россия решила максимально воспользоваться слабостями демократической партии в области внешней политики, и это было очевидно с самого начала, когда Белый похвалил Хатояму за его "дальновидность" в отношении развития многополярного мира.

Еще в советские времена российская политика по отношению к Японии основывалась на принципе разделения политических и экономических вопросов. Стремясь к развитию экономического сотрудничества с Японией, Россия, в то же время, не хотела уступать ни дюйма в весьма непростом политическом вопросе. Речь идет о требовании Японии вернуть ей четыре острова к северу от Хоккайдо, которые были оккупированы Россией в завершающие дни Второй мировой войны.

Москва чаще всего подавала некие сигналы о готовности идти на уступки в территориальном споре, прося Японию взамен об экономическом сотрудничестве. Но когда стороны подписывали то или иное экономическое соглашение, Япония оказывалась обманутой, поскольку Россия вновь занимала бескомпромиссную позицию.

Не далее как в мае премьер-министр Владимир  Путин, приехав в Токио, успешно подписал со своим японским коллегой соглашение  о сотрудничестве в области ядерной энергии. Но когда он вернулся в Москву, Россия обрушилась на Японию с градом упреков по поводу  ее политики в отношении Москвы.

Когда посол Масахару Коно (Masaharu Kono) в конце мая вручал Путину верительные грамоты (так в тексте - прим. перев.), последний подверг резкой критике новые поправки в японский закон, в котором четыре северных острова названы неотъемлемой частью Японии. В июле Путин приостановил поставки гуманитарной помощи из Японии жителям части этих островов. А затем на островах побывал с визитом спикер верхней палаты российского парламента Сергей Миронов, чтобы произвести на Японию впечатление претензиями России на суверенное владение ими.

Сейчас, когда у штурвала государственной власти находится Хатояма, многое говорит о том, что  Россия сосредоточит свои тактические усилия на самом премьер-министре. Одна из причин заключается в том, что ни у одного японского политика нет более близких взаимоотношений с Россией, чем у него. В 1956 году его дед Ихиро Хатояма (Ichiro Hatoyama) подписал совместную японско-советскую декларацию, предусматривавшую восстановление дипломатических отношений. Более того, говорят, что у нынешнего премьер-министра имеются тесные личные связи с важными российскими фигурами, такими как руководитель аппарата российского правительства Сергей Нарышкин (с мая 2008 года Сергей Нарышкин является руководителем администрации президента - прим. перев.) и мэр Москвы Юрий Лужков. Сын Хатоямы Киитиро живет вместе с семьей в Москве и занимается исследовательской работой в МГУ.

Все эти факторы обеспечивают российским властям легкий доступ к Хатояме.

Еще один фактор, заставляющий Москву оказывать возрастающее влияние на японского премьер-министра, заключается в основополагающих концепциях правительства Хатоямы, которое намечает базовые дипломатические принципы деятельности, не полагаясь на чиновников. Поскольку в предвыборных заявлениях демократической партии Хатоямы почти не упоминается территориальный спор и другие вопросы, имеющие отношение к России, он в этом плане пользуется большой степенью свободы. Поэтому не исключено, что Москве придется иметь дело только с Хатоямой, а не с чиновниками из министерства иностранных дел  или с политиками из правящей партии, как было раньше.

Занятая недавно Россией жесткая позиция в отношении Японии также рассматривается сквозь призму того, что Москва считает своим успехом, добившись от Обамы отказа от строительства системы противоракетной обороны в Восточной Европе. Российские военные эксперты заявляют, что угроза Москвы разместить ракеты в калининградском анклаве сыграла свою роль и заставила Обаму отступить.

Один российский источник из дипломатических кругов сказал, что с учетом тех уступок, которые России удалось выбить из США, Москва займет еще более жесткую, чем прежде, позицию в отношении Японии. Это можно истолковать следующим образом: Россия будет давить на Хатояму, пытаясь заставить его согласиться на возврат лишь двух из четырех спорных островов. Япония стойко отвергает все предложения такого рода.

Но на начальном этапе Москва вряд ли будет раздувать вызывающий массу споров территориальный вопрос в своих взаимоотношениях с Хатоямой. Более вероятен следующий сценарий: Россия будет хвалить нового премьер-министра Японии за его пророссийскую позицию, используя это как первый шаг для того, чтобы вбить клин между Токио и Вашингтоном. С этой целью Россия может ратовать за создание в Азии многостороннего механизма обеспечения безопасности, как она уже делает в Европе. Излюбленная тема Хатоямы - создание "восточноазиатского сообщества" - прекрасно укладывается в такую схему.

Россия уже начала пробные заходы в сторону Хатоямы и его правительства, о чем свидетельствует внезапный визит к премьеру посла Белого. После той встречи представитель российского МИД Андрей Нестеренко заявил журналистам, что Хатояма "будет принимать правильные решения, как и его дед".

Президент Дмитрий Медведев также заявил, что решение двусторонних проблем возможно лишь в том случае, если обе стороны проявят готовность к компромиссу. Это было истолковано как предложение Японии согласиться на возврат только двух из четырех островов в духе той совместной декларации, которую подписал дед Хатоямы.

Поскольку Кремль уже начал свою кампанию обхаживания Хатоямы, Демократическая партия Японии должна в срочном порядке четко сформулировать свою политику по отношению к России - хотя бы для того, чтобы Токио своими действиями не сыграл на руку Москве.

Это сокращенный перевод статьи из октябрьского номера ежемесячного журнала Sentaku, который освещает политические, социальные и экономические проблемы Японии.