Визит президента Барака Обамы в Китай по своей динамике существенно отличался от визитов его предшественников - президентов Клинтона и Буша-младшего. На сей раз китайцы четко дали понять, что даже не желают обсуждать такие вопросы, как нарушения прав человека и свободы слова. Почему? Изменился характер взаимоотношений между двумя странами: Америка ощущает свою слабость, а Китай - свою силу в двусторонних отношениях. И это отнюдь не временное явление, которое может поменять свою направленность, когда Соединенные Штаты избавятся от своего гигантского долга. Скорее, это отражение глубоких и прогрессирующих изменений в соотношении сил двух стран. И оно дает китайцам, несмотря на всю их осторожность и осмотрительность, усиливающееся ощущение уверенности в себе.

Не стоит нам удивляться и реакции китайцев. Да, в ходе предыдущих визитов американских руководителей они вели себя более сговорчиво и мирно, но это было в основном притворство. Китайцы очень остро ощущают свою особенность и знают себе цену. Они никогда не вели себя по отношению к  Западу как просители. Но западные страны упорно не могут понять причины такого поведения.

После сближения Никсона и Мао и благодаря многочисленным последовательным шагам в развитии китайско-американских взаимоотношений на протяжении следующих четырех десятилетий на Западе возникло и укрепилось мнение о том, что со временем Китай будет похож на нас: что, скажем, рыночная экономика приведет к демократизации, и что свобода средств массовой информации просто неизбежна. В таких высокомерных взглядах налицо глубокие просчеты, но они по-прежнему господствуют, хотя в них уже начали появляться маленькие трещинки сомнения.

Вопрос здесь гораздо глубже, и он не ограничивается проблемой демократии западного образца, свободы СМИ и прав человека. Китай просто не такой как Запад, и никогда не будет таким. Существует основополагающее допущение, что процесс модернизации  неизбежно приведет Китай к "озападниванию". Однако модернизация формируется не только с помощью рынков, конкуренции и технологий, но и с помощью истории и культуры. А китайская история и культура очень сильно отличается от любого западного национального государства.

Если мы хотим понять Китай, начинать следует именно с этого.

Неспособность Запада понять китайцев неоднократно мешала ему предугадать и предсказать их поведение. Наши прогнозы и представления о Китае снова и снова оказывались ошибочными: что Коммунистическая партия Китая после 1989 года развалится, что страна расколется, что она не сможет сохранить темпы экономического роста, что показатели развития Китая сильно преувеличены, что это государство не вполне искренне выдвигало лозунг "одна страна, две системы" в момент передачи ей Британией Гонконга - и наконец, что она будет уверенно "озападниваться". У нас длинная история непонимания Китая.

Основополагающая причина нашей неспособности правильно спрогнозировать будущее Китая кроется в непонимании его прошлого. Хотя Китай на протяжении всего прошлого столетия называл себя государством-нацией, это, по сути дела, государство-цивилизация. Там была самая долгая в мире непрерывно существовавшая форма правления, которая возникла в 221 году до нашей эры с победой династии Цинь. В отличие от западных государств-наций самосознание китайцев основано на их длинной истории как государства-цивилизации.

Конечно, существует много цивилизаций - западная цивилизация, например - но Китай это единственное в мире государство-цивилизация. Его определяющими  чертами являются чрезвычайно долгая история, а также огромные географические и демографические размеры и многообразие. Последствия этого очень значительны. Главный приоритет Китая это его единство, а множественность в разнообразии это условие его существования (именно поэтому Китай смог предложить Гонконгу формулу "одна страна, две системы", которая чужда государству-нации).

У китайского государства совершенно иные отношения с обществом по сравнению с западными государствами. Оно пользуется гораздо большим естественным авторитетом, легитимностью и уважением, хотя за государство не голосует ни один избиратель. Причина в том, что китайцы видят в государстве стража, блюстителя и олицетворение своей цивилизации. Долг государства защищать свое единство. Следовательно, легитимность государственной власти залегает в самых глубинах китайской истории. И этим Китай радикально отличается от взглядов на государство, существующих в западных обществах.

Если мы хотим понять Китай, нам следует выйти за рамки западных реалий, западного опыта и западных представлений и идей, объясняющих его историю. Но сделать это нам крайне трудно. На протяжении двух столетий Запад, сначала в образе Европы, а затем и Соединенных Штатов господствовал в мире, не испытывая нужды в понимании других или Иного. Если возникала необходимость, он вполне мог запугать их, добившись полного подчинения.

С превращением Китая в мировую державу этой эпохе приходит конец. Сейчас нам придется иметь дело с Иным в образе Китая на все более равноправных условиях.

Китай тоже, как и Запад, одержим своей собственной формой универсализма. Он давно считает себя "Поднебесной", центром мира, который выше всех остальных культур. Такая самоидентификация, порождающая мощное чувство самоуверенности, устойчиво наблюдается на протяжении последних 40 лет. Но с бурным ростом Китая это чувство становится все более очевидным, поскольку в стране усиливается ощущение успеха и возрождения. Иными словами, когда в 2019 году президенты Китая и США встретятся в Пекине, а китайская экономика по своим размерам будет быстро приближаться к американской, можно быть уверенным в том, что высокомерия у китайцев существенно прибавится по сравнению с 2009 годом.

Но еще задолго до этого нам надо постараться понять, что представляет собой Китай и как он себя ведет. Если мы этого не сделаем, то связи между Китаем и Соединенными Штатами никогда не перейдут за рамки официальной вежливости - а это плохая примета для будущих взаимоотношений между двумя странами.

Мартин Жак - автор книги "When China Rules the World: the End of the Western World and the Birth of a New Global Order" (Когда Китай правит миром: Конец Запада и рождение нового мирового порядка).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.