Суйфэньхэ, Китай. В 1989 году открытие границы между Россией и Китаем заставило русских всерьез испугаться «желтой опасности»: миллионов китайских граждан, наводняющих относительно малонаселенную, но богатую ресурсами Сибирь. Некоторые аналитики дошли даже до предположений о том, что Россия должна смириться с неизбежным и продать всю сибирскую территорию Китаю.


С точки зрения демографии, то, что китайцы будут массово переселяться в Россию, выглядит вполне возможным. Однако если рассмотреть этот вопрос с экономической точки зрения, окажется, что экономика Китая переживает бум и перспективы выглядят безграничными, тогда как Россия в большой степени зависит от своих сомнительных запасов нефти и газа. «Белые воротнички» уже сейчас зарабатывают в Китае больше, чем в России, а по мере роста китайской экономики зарплаты «синих воротничков» тоже должны превзойти российские. Не означает ли это, что в итоге не китайцы потянутся в Россию, а россияне в Китай?


Я не раз задавал этот вопрос жителям российского Дальнего Востока, и постоянно получал один и тот же ответ: так уже происходит. Пока темпы российской миграции в Китай невелики, но вполне возможно, что это только начало.


В сравнительно захолустном Суйфэньхэ настолько больше энергии, чем в три раза большем Владивостоке, что, проделав четырех часовой путь через границу, чувствуешь себя, как будто попал из черно-белого фильма в цветной. Дорога, ведущая из Владивостока, становится тем хуже, чем ближе подходит к границе, людей вокруг практически не видно. Китай же встречает путешественника огромным торговым центром с красными куполами – очевидной стилизацией под русскую архитектуру - и гостиницей международного класса Holiday Inn.


Все это должно было стать частью совместной китайско-российской зоны свободной торговли, в которую люди могли бы приезжать за покупками без виз. Однако со своей стороны Россия построила только церковь, которую китайские туристы фотографируют через сетчатый забор.


Я приехал в Суйфэньхэ в день величайших в новейшей истории Китая торжеств – праздновалась 60-летняя годовщина основания Китайской Народной Республики. Тем не менее на многих стройплощадках в центре города люди продолжали работать до самой темноты. Это заставило меня вспомнить об огромном подвесном мосте, который строится во Владивостоке. Он должен быть готов к 2012 году, в котором город планирует принимать саммит Организации азиатско-тихоокеанского экономического сотрудничества. Очевидно, что это – приоритетный проект, находящийся под контролем Москвы, но, когда я заметил моей переводчице, что не вижу, чтобы кто-нибудь там работал, она с улыбкой мне ответила: «Да, мы тоже обычно никого не видим».


Экономика Суйфэньхэ держится на шоп-турах из России, в городском центре на всех магазинах висят вывески на кириллице, один из магазинов спорттоваров носит название «ЦСКА» в честь легендарной московской футбольной команды. На распродаже в другом магазинчике я видел футболки с символикой сочинской Олимпиады 2014 года и «Единой России» - политической партии Владимира Путина.


Однако помимо российских туристов в городе появляется все больше переселенцев из России. Скажем, журналист Станислав Быстрицкий раньше работал во Владивостоке корреспондентом на телевидении. Сюда он переехал пять лет назад. Сейчас он выпускает на местном телеканале Suifenhe TV две программы на русском языке. Одна из них ориентирована на российских туристов, а вторая на китайцев, которые хотят выучить русский язык и больше узнать о России.


Когда мы с ним гуляли по городу, пожилой китаец, улыбнувшись, приветствовал нас русским словом «хорошо». Мне это показалось странным, однако Быстрицкий объяснил, что для местных китайцев это обычное приветствие, так как оно звучит как китайское слово, и носителям китайского легко его произносить.


Он подтвердил то, что я слышал в Благовещенске и Владивостоке – русские приезжают в Китай, потому что здесь проще работать и легче вести дела. «Многие росси    йские бизнесмены говорят, что здесь легче работать – намного меньше коррупции и бюрократии», - подчеркнул он.


Местные власти одно время планировал построить в Суйфэньхэ русский квартал. По слухам, ожидалось, что в нем поселятся до 50 000 жителей. Впрочем, по-видимому, от этих планов город отказался. По словам Быстрицкого, законы о приобретении жилья иностранцами смягчились, поэтому власти решили, что необходимости в отдельном русском квартале больше нет. До конца прояснить этот вопрос мне не удалось. Быстрицкий, правда, договорился о встрече с сотрудником местной мэрии, чтобы поговорить об этом и о других связанных с иммигрантами проблемах. Однако чиновник, судя по всему, решил, что я – русский, а когда Быстрицкий представил меня как американца, глаза у собеседника расширились, точно в мультфильме, и он сказал, что вероятно мне следует говорить не с ним. В итоге, я так ни с кем из представителей местных властей и не побеседовал.


Зато я смог встретиться с некоторыми из живущих в Суйфэньхэ русских. Петр строит небольшой жилой комплекс для мигрантов из России. Городские власти отнеслись к этой идее с таким энтузиазмом, что даже начали сносить дома живущих в районе строительства китайцев.


Виктор, инженер из России, переехал в Суйфэньхэ в начале 2008 года. Здесь он работает над технологией борьбы с загрязнением окружающей среды. В Китае его идеи были встречены с большим интересом, чем на родине. «Китайцев больше интересуют инновационные проекты, здесь больше возможностей», - утверждает он. Его жена Наташа работает техником местной новаторской (и, на взгляд сторонника гражданских прав, довольно зловещей) системы «электронной безопасности», в рамках которой камеры наблюдения по всему городу теперь контролируются из одной чистенькой диспетчерской в облицованном стеклом здании, носящем название «Суйфэньхэский киберпорт». По ее словам, она хочет, чтобы ее 4-летний сын был воспитан «в китайских традициях» и выучил китайский.