ПЕКИН. Один американский представитель в Китае сказал мне, что он "немного нервничает по поводу  2010 года", когда речь заходит о китайско-американских отношениях. Я бы сказал, что для этого есть все основания. Я не испытываю особого оптимизма относительно ближайшей перспективы самых важных в мире взаимоотношений.

Администрация Обамы начала действовать с глубоким философским убеждением в том, что в нашем взаимосвязанном мире китайцы должны стать заинтересованными партнерами США. Жалобы по поводу  прав человека приглушили, про Далай-ламу забыли, а в ноябре в Китай прикатил президент Обама, протянувший руки навстречу восходящему гиганту.

Китайцы были достаточно вежливы (хотя месяц спустя на переговорах об изменениях климата в Копенгагене они такой вежливости уже не проявляли), но не купились на все эти эмоциональные разговоры о взаимных связях и объединении усилий. Когда ты сидишь на денежном мешке с запасами в 2 с лишним триллиона долларов, когда в твоей стране показатели экономического роста три десятилетия подряд измеряются двузначными цифрами, когда ты только что обогнал Соединенные Штаты и стал самым крупным в мире производителем автомашин, то национализм у тебя обязательно возьмет верх над глобализмом.

Вспомните период самого стремительного роста США - золотую пору бурных двадцатых годов, и вы сумеете понять причины китайского самодовольства и осознать китайские возможности.

Те два месяца, что прошли после ноябрьского визита, были весьма непростым временем. Китайцы осадили Обаму.

Первым пунктом в списке Обамы по правам человека во время его встречи с председателем Ху Цзиньтао было дело Лю Сяобо (Liu Xiaobo) - основного автора манифеста в защиту демократии. После визита Обамы Лю в день Рождества приговорили к 11 годам тюремного заключения. Задумайтесь над этим.

Главным пунктом в списке Обамы по проблемам нераспространения оружия массового уничтожения был Иран. Президент хотел создать единый фронт для противодействия его ядерной программе. Пока Соединенные Штаты пытаются заручиться международной поддержкой в целях введения санкций против Тегерана, Китай заявляет, что "санкции сами по себе ничего не решат". Задумайтесь и над этим.

Главным пунктом в списке Обамы по вопросам торговли было добиться от Китая повышения курса его валюты - китайского юаня. Сейчас Пекин искусственно занижает его курс, обеспечивая ускоренное развитие китайского экспорта. Таким образом, он, по сути дела, сохраняет рабочие места в Гуанчжоу, уничтожая их в Огайо. Но в Китае действует незыблемое правило: сначала он думает о себе, а уже потом о других. Создание рабочих мест за счет занижения денежного курса связано с сохранением социальной стабильности в Китае, а это задача номер один для Ху Цзиньтао и его когорты. Поэтому на данном фронте никаких признаков перемен нет.

Задумайтесь над этим для полноты картины, господин президент - ведь через год предстоят промежуточные выборы, и тогда вопрос об исчезновении рабочих мест станет для Обамы и демократов настоящим кошмаром.

А затем был Копенгаген, где обхождение премьера Вэнь Цзябао с Обамой оставило у Вашингтона весьма неприятное впечатление. Была насильственная репатриация уйгуров, бежавших из Китая в Камбоджу, которая вызвала возмущение у Вашингтона. Была и казнь гражданина Великобритании, страдавшего от психического расстройства, что привело Вашингтон в смятение (а у британских руководителей вызвало ярость). Ну, общая картина у вас сложилась.

"Ситуация гораздо сложнее, чем мне казалось пару месяцев назад, - сказал мне бывший американский дипломат Уильям Маккэхилл (William McCahill), который сегодня возглавляет аналитическую компанию в Пекине, - приближаются промежуточные выборы в США, а китайцев ждет смена руководства в 2012 году, когда на карту будет поставлена судьба сторонников жесткой линии. Поэтому можно ожидать накала словесных страстей".

И это уже происходит. Когда я приехал в Китай, местные газеты с возмущением писали об утверждении администрацией Обамы сделки о поставке компанией Lockheed Martin современных комплексов ПВО "Пэтриот" на Тайвань. Это самоуправляющийся остров, который Китай считает своей предательской провинцией. Китайское министерство иностранных дел  заговорило о "серьезных последствиях" этой сделки, которая является частью комплексной поставки Тайваню оружия на 6,5 миллиарда долларов, утвержденной еще при администрации Буша.

У меня двойственное отношение к этому контракту о поставке вооружений Тайваню. С одной стороны, Обама должен быть непреклонен, поскольку Соединенные Штаты в соответствии с законом от 1979 года о взаимоотношениях с Тайванем обязаны поставлять ему оборонительное оружие. А китайцы лучше реагируют на решительность и непреклонность, нежели на всякую болтовню о взаимосвязанном мире. А с другой - чего уж там! Отношения между Тайбэем и Пекином хороши как никогда, и вы ни за что не заставите китайцев согласиться на реальное сотрудничество, если они считают, что Вашингтон своими действиями нарушает их коренные стратегические интересы. И реализация лозунга "одна страна, три системы" в предстоящие полвека кажется мне в тысячи раз более вероятной, нежели война с Тайванем, которая в клочки порвет китайскую стабильность.

Реакция неприятия сильнее, потому что и сам Обама признает наличие коренного антагонизма интересов во взаимоотношениях с Китаем, хотя много говорит о сотрудничестве. Возможно, это неизбежно в отношениях между мировой сверхдержавой и ее наиболее вероятным преемником. Но сделка с Тайванем просто гарантирует такой антагонизм.

"Поставка оружия это глупость, - сказал мне политолог Чу Шулун (Chu Shulong), довольно часто критикующий китайское правительство, - да, Тайвань и его демократия важны для вашей репутации и престижа в Азии, но что важнее - Тайвань или Китай? Пока Америка будет поступать подобным образом, это будет восприниматься как ее стремление сдержать и расколоть Китай, а также действовать вопреки фундаментальным национальным интересам Китая".

Болевой точкой в отношениях США и Китая является то, что они взаимозависимы из-за торговли и долга, но в то же время, антагонистически относятся друг к другу. Как и везде, Обама изменил тональность риторики, но не реальность. Мне кажется, что 2010 год станет периодом усиления протекционизма, приостановки военного диалога, роста разногласий по Ирану, разочарований в области прав человека и войны слов.

Могло быть и хуже. Не думаю, что в ближайшее время или в отдаленной перспективе возможно открытое противоборство. Китай не станет из-за этого рисковать своим экономическим ростом.