Ради мира во всем мире, а также во имя собственных интересов Китай не должен поддерживать новые санкции против Ирана. Иранское правительство утверждает, что оно вправе развивать ядерную программу, и что его ядерная программа преследует исключительно мирные цели. Конечно, в таких делах никому на слово верить нельзя, тем более иранскому правительству.

Однако стоит заметить, что даже если, в конечном счете, иранцы и захотят получить ядерное оружие, мир от этого не станет опаснее, чем он был все последние шестьдесят пять лет.

Сейчас ядерным оружием обладают около двадцати стран. Ядерных арсеналов, имевшихся у США и Советского Союза в разгар холодной войны, хватило бы на то, чтобы взорвать мир несколько раз. Разумеется, нормальный человек бы понял, что мир достаточно взорвать один раз, но мудрые правители США и Советского Союза времен холодной войны об этом не думали.

Когда холодная война, кончилась, мир, как считается, стал более мирным местом, но ядерные арсеналы США и России все равно достаточно велики, чтобы несколько раз его взорвать.


В следующем году президент Обама увеличивает бюджет на разработку ядерного оружия. Если ядерные вооружения и в самом деле угрожают миру, и если США всерьез рассчитывают избавить человечество от этой напасти, им следовало бы продемонстрировать миру серьезность своих намерений и показать пример другим ядерным державам с меньшими арсеналами, прекратив разработку ядерного оружия и начав сокращение, а то и полное уничтожение своих боеголовок.

Идеальным выходом для нашего ядерного мира было бы полностью избавиться от бомб. Однако, так как это явно недостижимо, возможно, было бы неплохой идеей позволить производить оружие всем странам, которые готовы взять на себя связанные с этим риски и издержки.

Заметим также, что даже если Иран и обзаведется парочкой ядерных бомб, использовать их он не осмелится. Для него это было бы самоубийством, ведь США и прочие обладающие ядерным оружием враги Тегерана охотно воспользовались бы таким предлогом, чтобы полностью стереть иранское государство с лица Земли. Сейчас Иран не может разрабатывать свою ядерную программу даже для самозащиты, чтобы избежать судьбы Ирака. Между тем, я до сих пор уверен, что, будь у Багдада ядерное оружие или любой другой вид оружия массового поражения, США бы не стали так вторгаться в Ирак.

Перед тем как США развязали войну в Ираке, мой колледж пригласил отставного бригадного генерала рассказать об угрозе несуществующей ядерной программы Саддама Хусейна. Он заявил, что Саддам Хусейн опасен, так как у него есть подземный туннель, который может выдержать прямое попадание ядерной бомбы. Я спросил его, знает ли он, насколько велик этот туннель, и считает ли он, что Саддам Хусейн печется только о себе и своей семье, а не о своих согражданах? Он понял, к чему я веду, и ответил, что не хочет разговаривать с такими людьми как я.

Многие американские политики, военные и журналисты говорят так, как будто жители стран третьего мира волнуют их больше, чем национальных лидеров этих стран. Подобная позиция многим отравила мышление, однако критического взгляда она не выдерживает.

Именно поэтому Китаю не следует поддерживать новые санкции против Ирана: иранская ядерная программа не увеличит угрозу для мира, зато ужесточение санкция – увеличит.

Во-первых, санкции дополнительно озлобят иранский народ и правительство и усилят их враждебность к миру. Во-вторых, санкции принесут бедствия простым иранцам, как это всегда бывает. В-третьих, санкции могут подтолкнуть некоторые страны перейти по отношению к Ирану к решительным мерам, приводящим к эскалации напряженности в регионе – например, разбомбить иранские ядерные объекты. В прошлом подобное уже случалось, и в событиях такого рода Китай не хочет играть никакой роли.

Китаю не следует поддерживать новые санкции против Ирана также и исходя из собственных интересов, тем более, что весь мир руководствуется собственными интересами. В этом Китаю стоит поучиться у Соединенных Штатов. США – инициатор и самый ярый в мире сторонник Договора о нераспространении ядерного оружия, однако они весьма гибко относятся к тем из его нарушителей, которые с ними не ссорятся. Например, США сотрудничали с Индией и Пакистаном, хотя обе эти страны нарушили Договор о нераспространении. Что еще важнее, США никогда не стеснялись пользоваться своим правом вето в Совете безопасности ООН для защиты своих друзей и союзников, невзирая на мировое общественное мнение.

Китай не ссорился ни с народом Ирана, ни с его правительством. Сейчас наступил критический момент, когда против Ирана - такой же, как Китай, страны «третьего мира» - ополчились все, и в этой ситуации отказ Китая поддержать усилия США по вводу санкций против Ирана вызовет глубокую благодарность у иранского народа и правительства. Между тем, новые друзья в мире Китаю нужны.

Наконец, Китаю не следует поддерживать новые санкции против Ирана по причинам морального порядка. Американские санкции в случае Ирана морально неоправданны, это то, что в Китае называют: «Сильному сходит с рук поджог, а слабый не может держать огня у себя дома».

Действия США только усиливают вражду между Америкой и народом и правительством Ирана. Китай как истинный друг США не должен позволять другу делать подобные стратегические ошибки и настраивать против себя иранский народ еще сильнее - притом, что отношения у США с Ираном и без того напряженные.

Наложив вето на санкции, Китай докажет, что он настоящий друг и Ирану, и Соединенным Штатам, и сыграет важную роль в укреплении мира во всем мире и гармоничного сосуществования. Это вето станет одним из самых блестящих дипломатических ходов в китайской истории, и его будут приветствовать большинство стран «третьего мира». Сначала США такой шаг может не понравиться, однако правительство и народ Америки, в конце концов, поймут, что своими действиями Китай помог Соединенным Штатам избежать ошибки, которая могла бы иметь тяжкие последствия как для них, так и для мира во всем мире. Иран и без того сильно оторван от США и их союзников. Наложить вето на санкции в такой ситуации – значит поступить согласно традиционному китайскому изречению: «Бу вэй и шэнь» («Следует избегать крайностей»).

Дунпин Хань – профессор истории и политологии Колледжа Уоррена Уилсона (Warren Wilson College) (Северная Каролина). Данная статья выражает его личные взгляды.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.