На следующей неделе президент Китая Ху Цзиньтао собирается посетить конференцию ООН по разоружению, которая пройдет в Вашингтоне. Тем временем отношения между США и Китаем продолжают катиться под уклон.

После надежд, которые прошлой осенью вызвал визит президента Обамы в Пекин, декабрьская конференция по изменению климата стала поводом для разочарования. Потом разгорелись споры вокруг Тибета, поставок оружия Тайвани, курса китайской валюты, скандала с Google и предложенного сенатором-демократом от Южной Каролины Линдсеем Грэмом (Lindsey Graham) и сенатором-республиканцем от Нью-Йорка Чаком Шумер (Chuck Schumer) законопроекта о введении пошлин на импорт китайской продукции, напоминающего о временах торговых войн.
 
Подобные трения частично следует считать наследием напряженности, царившей во времена холодной войны между Соединенными Штатами и Китаем, несмотря на революционный переход последнего к рыночной экономике. Также важно, что в Америке в этом году пройдут выборы, а в Пекине также не за горами серьезные перемены во власти, и риторика лидеров обеих стран, как это обычно бывает, частично адресована собственным избирателям.
 
Однако на кону сейчас стоит слишком много важного, чтобы можно было позволить этим обстоятельствам подорвать многообещающее и масштабное сотрудничество между США и Китаем. Соединенным Штатам Китай нужен, чтобы покупать их долговые обязательства – без этого наша экономика не сможет функционировать. Кроме того, у двух стран есть причины сотрудничать по целому ряду международных проблем, включая Иран и Северную Корею. Китай мировой производственный гигант, нуждается в американских рынках и, соответственно, рассчитывает на возрождение американской экономики, тем более, что он сейчас развивает свой собственный рынок в расчете не только на китайскую продукцию, но и на американские торговые марки. Символом подобного совпадения интересов можно считать обтекаемые черные «бьюики», ставшие знаком статуса в процветающих прибрежных городах Срединной Империи, – классический американский бренд плюс новый азиатский дизайн.

Если эти двусторонние отношения потерпят крах, серьезно пострадает весь мир. Достаточно подумать о перспективах, которые могут открыться, если Соединенные Штаты и Китай придут к партнерству по вопросам изменения климата и альтернативных источников энергии. Только в этой области вместе они смогут достигнуть многого, зато, если они не будут сотрудничать, мир ждут непредставимые трудности.

Здесь, в Америке, выходцев из Китая и из Азии в целом, в аспекте отношений между США и Китаем беспокоит расизм. Он редко проявляется открыто, однако вызывает страх у азиатско-американского сообщества, опасающегося, что недовольство в адрес Азии и азиатов может окраситься стереотипами, и это неблагоприятно скажется на ассимилированных и лояльных стране американцах азиатского происхождения.

В 1980 –х годах, когда американские автопроизводители жестко конкурировали с японскими, в Детройте двое рабочих с автомобильного завода до смерти избили американца китайского происхождения по имени Винсент Чин (Vincent Chin), которого они приняли за японца. Сегодня, легко обвинять Китай в том, что рабочие места сдвинулись из одной части мира в другую, однако не стоит забывать, что этот же самый процесс обеспечивает американским потребителям изобилие доступных продуктов.

Многие надеются, что на следующей неделе президенты Обама и Ху найдут время для переговоров и добьются резкого поворота в американо-китайских отношениях. Мы тоже на это надеемся. Обе страны должны, перефразируя китайскую пословицу, «искать общие интересы, уважая различия».

Джон Чэнь - президент и генеральный директор компании Sybase и председатель «Комитета 100» - организации, объединяющей выдающихся американцев китайского происхождения, ежегодная конференция которой начнется в четверг в Сан-Франциско. Фрэнк У - новый президент и декан Колледжа права имени Гастингса в Сан-Франциско и автор книги «Желтая раса в Америке: между черными и белыми» («Yellow: Race in America Beyond Black and White»).