Вторая мировая война закончилась 65 лет назад. "Холодная война" исчезла 21 год назад. Однако дислокация вооруженных сил США мало чем изменилась. Это больше всего заметно на японском острове Окинава.

Жители Окинавы устали от масштабного военного присутствия американцев. Примерно 90000 человек, или почти 10 процентов населения острова, собралось в конце апреля на демонстрацию протеста. Пора Вашингтону облегчить Окинаве бремя американского военного присутствия.

Независимое королевство, захваченное имперской Японией, Окинава стала местом жестокой битвы, когда Соединенные Штаты Америки в начале 1945 года подошли к Японии. После капитуляции Токио Вашингтон заполнил этот остров своими базами и вернул его Японии только в 1972 году. С тех пор американское военное присутствие сократилось весьма незначительно.

Объекты и базы стали разрастаться на основании договора между двумя странами о совместной обороне, по которому Америка обещала защищать разоруженную после поражения Японию. Остров стал весьма комфортным домом для американских частей и подразделений. Большинство населения Японии также предпочитало, чтобы американские военные находились в самой отдаленной и самой бедной провинции, в связи с чем жителям Окинавы пришлось нести несоразмерно тяжкое бремя этого альянса.

Каковы бы ни были доводы в пользу такой системы отношений в годы "холодной войны", необходимость присутствия крупной наземной группировки вооруженных сил США в Японии, а также потребность в масштабном договоре о совместной обороне между двумя странами исчезла. Пришло время пересмотреть роль Токио и Вашингтона в регионе. Соединенные Штаты навязали Японии так называемую "мирную конституцию", статья 9 которой запрещает применение силы и даже создание армии.

Тем не менее, американское руководство вскоре поняло, что военное содействие Вашингтону не помешает. Сегодняшние "силы самообороны" многие считают словесной отговоркой от конституционного запрета.

Однако и внутренний пацифизм населения, и региональная оппозиция мешают пересмотру места военных в Японии. Готовность Вашингтона и дальше защищать все больше богатеющую Японию сделали такой пересмотр ненужным.

Опасения по поводу все более опасной Северной Кореи и все более напористой и самоуверенной Китайской Народной Республики привели к усилению позиций тех сил в Японии, которые выступают за укрепление системы собственной безопасности. Угроза пиратства даже заставила Токио открыть свой первый военный объект за пределами страны в африканском государстве Джибути. И тем не менее, военная активность Японии по-прежнему ничтожна в сопоставлении с ее вкладом в восточноазиатскую стабильность.

Таким образом, Токио по-прежнему полностью полагается на Вашингтон в вопросах собственной безопасности. Находившаяся в оппозиции Демократическая партия Японии пообещала "покончить с отношениями зависимости, в которых у Японии нет иного выбора, кроме исполнения американских желаний". Позднее эта партия умерила пыл своей программы, призвав к созданию "тесного и равноправного альянса Японии и США".

Однако правительство пообещало пересмотреть ранее достигнутое соглашение  о передислокации базы ВВС корпуса морской пехоты США Футемма в другое место на Окинаве. А большинство жителей острова хочет, чтобы базу вообще убрали с Окинавы подальше.

Администрация Обамы отреагировала негативно, заявив, что Япония обязана выполнять свои прежние обещания. Вашингтон с большой неохотой продемонстрировал свое согласие на поиск альтернатив – выдвинув вначале неприемлемые с виду условия.

Однако главная проблема - это по-прежнему Япония. Пока Токио нужна американская военная защита, ему непросто будет отвергать просьбы Вашингтона о размещении баз. Таким образом, жителям Окинавы необходимо делать нечто большее, а не только взывать к справедливости. Они должны выступить за независимость в вопросах обороны.

Кто должен защищать Японию? Япония. Соседи этой страны в разной мере, но все-таки обеспокоены перспективой роста военной активности Японии. Однако Вторая мировая война закончилась. Возрождение японской империи так же вероятно, как и возрождение татаро-монгольского ига. А вместе Япония и Индия могли бы играть гораздо более значимую роль в поддержании региональной стабильности.

Многие граждане Японии в равной мере против увеличения вооруженных сил и проведения более экспансионистской внешней политики. Их чувства легко понять, если вспомнить об ужасах Второй мировой войны. Тем не менее, самый главный долг и обязанность любого государства - это оборона. Если японскому народу нужна минимальная армия (или никакой армии вообще), это его право. Но ему не следует рассчитывать на то, что эту обязанность будут выполнять за него другие страны.

Более того, Соединенные Штаты, дефицит бюджета которых только за этот год может составить 1,6 триллиона долларов, не могут больше себе позволить защищать те страны, которые сами способны себя защитить. У Вашингтона и без того слишком много военных задач по всему миру.

Генеральный консул США на Окинаве Реймонд Грин (Raymond Greene) говорит: "Азия переживает период исторических стратегических изменений в соотношении сил". Это действительно так, и поэтому интересы восточноазиатской безопасности и стабильности требуют больших усилий от Японии и ее соседей. Региональная оборона также дает основания для налаживания и расширения многостороннего сотрудничества – а это должно снизить обеспокоенность по поводу усиления роли Японии.

Есть и другой важный вопрос: от кого надо защищать Японию? Сегодня у Токио нет видимых угроз безопасности. По этой причине многие японцы не видят оснований для увеличения вооруженных сил.

Однако неопределенность будущего Северной Кореи и продолжающееся усиление Китая должны дать японскому народу достаточно веские причины для беспокойства. Восточная Азия в предстоящие десятилетия может стать не такой уж и дружелюбной. Помощник министра обороны США по Восточной Азии и тихоокеанскому региону в администрации Буша Ричард Лоулесс (Richard Lawless) утверждал: "Обозреватели воспринимают Японию как страну, которая едва ли не преднамеренно игнорирует все более сложное и опасное окружение, в котором она находится". Тем не менее, только японцы могут оценивать грозящие им опасности, но не Вашингтон. И только японцы могут решать, как наилучшим образом отвечать на эти осознаваемые угрозы.

Более того, пока Япония ходит с шапкой по кругу, прося Соединенные Штаты о защите, Вашингтон имеет право требовать - точнее, настаивать – на сохранении баз, которые служат ее интересам. И Токио будет нелегко отказать ему в этом.

Перед демонстрацией на Окинаве премьер-министр Юкио Хатояма сказал: "Ни в коем случае не должно случиться так, что мы согласимся на действующий план". Позднее он посетил Окинаву и дал понять, что намерен изменить своему слову и прежним обещаниям японского правительства, заявив: "Мы должны сохранять японско-американский альянс в качестве  силы сдерживания и … мы должны попросить Окинаву взять на себя часть этой ноши". Далее он добавил: "Из наших переговоров с американцами стало ясно, что мы не можем просить их передислоцировать базу в слишком отдаленное место". Очевидно, его правительство намеревается переместить часть объектов в другие места на острове, а также на маленький остров Токуносима.

Поскольку Токио отступает от своих обязательств проводить более независимый курс, теперь Соединенным Штатам решать, как перестраивать взаимоотношения с Японией. Вашингтонские политики давно уже пользуются квазиимперской ролью Америки. Однако за квазиимперские войны Америки расплачиваются, а также гибнут на них граждане США. Экспансионистская политика Америки имела смысл во времена "холодной войны" после окончания Второй мировой войны. Но тот мир исчез два десятилетия тому назад.

Беспорядочное и неразборчивое вмешательство в дела сегодняшнего мира усиливает власть вашингтонских политиков, но наносит вред интересам американских граждан. Считается, что американские войска должны находиться в постоянной опасности, защищая интересы других государств, в том числе, Японии.

Отсюда зависимость США от Окинавы. Командующий силами морской пехоты в зоне Тихого океана генерал-лейтенант Кейт Сталдер (Keith Stalder) заявил, что размещение американских войск на острове - это "совершенная модель" для реализации целей альянса по "сдерживанию, обороне и разгрому потенциального противника".

Долгие годы самой очевидной мишенью для американских войск была Северная Корея. 3-е экспедиционное соединение морской пехоты должно прийти на усиление войскам Южной Кореи в случае войны. Однако Республика Корея богата и финансами, и людскими ресурсами. Недавно некоторые американцы заговорили о переброске этого экспедиционного соединения на север с целью захвата ядерного оружия Пхеньяна в случае краха Северной Кореи. Увы, пока Север доказывает свою удивительную живучесть; поэтому морпехам, видимо, придется долго дожидаться своего часа, чтобы выполнить эту миссию.

Сдерживание Китая – это следующая задача в списке Окинавы. Однако никто не считает, что Соединенные Штаты начнут наземное вторжение в Китайскую Народную Республику вне зависимости от будущего развития событий. Следовательно, экспедиционное соединение морской пехоты не принесет особой пользы ни в каком конфликте. В любом случае, укрепление японских вооруженных сил, которые уже обладают мощным потенциалом, это гораздо лучшая гарантия ответственного развития и поведения Китая.

Есть также аргумент из разряда бытовых: морская пехота должна поддерживать региональную "стабильность". Военачальники из Пентагона рисуют расходящиеся круги вокруг Окинавы, чтобы показать возможные районы действий.

Но мозг отказывается в это верить. Надо ли посылать американские войска для прекращения, скажем, многолетней партизанской войны на востоке Бирмы? Или для подавления вспышек сепаратистских настроений в Индонезии, а также сил оппозиции, борющихся с военным диктатором Фиджи? Или для пресечения пограничных стычек между Камбоджей и Таиландом? Трудно себе представить причины для влезания Вашингтона в каждый локальный конфликт. Америка должна исходить из принципа невмешательства, а не из стремления вмешиваться в войны других стран.

Если Соединенные Штаты будут давать меньше обещаний о вмешательстве, они смогут  сократить численность своего личного состава на базах за рубежом. Хорошим начинанием в этом плане могло бы стать сокращение числа военных объектов на Окинаве.

Господству Америки в период после окончания «холодной войны» приходит конец. Майкл Шуман (Michael Schuman) заявляет на страницах Time: "Тот, кто считает, что соотношение сил в Азии не меняется и, соответственно, не меняется сила и влияние США среди даже самых старых их союзников – этот человек давно там не был".

Однако многие аналитики хотят, чтобы Соединенные Штаты попытались сохранить свое неестественное господство. Вместо того, чтобы Америке как-то примириться и приспособиться к усиливающемуся Китаю, они хотят от нее действий по сдерживанию наращивающего свое богатство и влияние Пекина. Вместо требований к американским союзникам о том, чтобы они сами защищали себя и поддерживали региональную стабильность, эти аналитики хотят, чтобы Вашингтон держал своих друзей в зависимости от себя.

Если говорить точно и коротко, то пришло время перемен. Упорство США в вопросе Окинавы уже очень сильно навредило двусторонним отношениям. Но более гибкой и маневренной политики по вопросу размещения баз будет недостаточно. Вашингтон подвергает опасности жизни американцев и тратит их деньги на защиту других крупных и процветающих государств.

Вашингтон должен закрыть Футемму. Это положит начало трансформации альянса с Японией. Соединенные Штаты не должны в одностороннем порядке раздавать обещания защищать Японию. Нет, это должны быть отношения равных партнеров, сотрудничающих в областях, представляющих взаимный интерес. Ответственность за защиту Японии должна взять на себя Япония.

И жители Окинавы, и американцы заслуживают справедливости. И Вашингтону пора действовать.

Дуг Бэндоу - старший научный сотрудник Института Катона (Cato Institute), бывший специальный помощник президента Рейгана и автор ряда книг, в том числе, "Tripwire: Korea and U.S. Foreign Policy in a Changed World" (Мина-ловушка: Корея и внешняя политика США в изменившемся мире).