Проводимые в следующем месяце оперативно-стратегические учения российских вооруженных сил «Восток-2010» в пресс-релизе министерства обороны России названы «основным событием боевой подготовки».

Тысячи солдат российской армии в составе войск защиты от химического, биологического, радиологического и ядерного оружия, военно-морского флота, военно-воздушных сил, авиадесантных войск и других подразделений российских вооруженных сил будут участвовать в июне в совместных учениях дальневосточного и сибирского военных округов. 

В учениях «Восток-2010» примут участие личный состав и техника других военных округов, а также все четыре российских флота, включая подводные лодки. Примет участие в военной игре и авиация дальнего радиуса действия, и внутренние войска МВД.

Как говорится в сообщении от 14 мая 2010 года в ведущем российском еженедельнике по вопросам обороны, «Независимое Военное Обозрение», «Восток-2010» по своим масштабам превзойдёт военные учения «Запад», во время которых российские вооружённые силы имитировали крупный конфликт с НАТО, включая ядерное нападение. В ходе учений «Восток-2010», как пишет еженедельник, пройдёт испытания новая организационная структура вооружённых сил, с высадкой военного и морского десанта, с пересечением сибирских рек и захватом ракетных позиций и штаба потенциального противника.  

Высшее российское командование не называет потенциального врага и не описывает в открытых источниках общий сценарий игр «Восток 2010». Одним из не названных, но очевидных противников, к борьбе с которым следует готовиться, является Япония. Озабоченность у российских руководителей вызывает и непредсказуемый и владеющий ядерным оружием режим Северной Кореи. Но на востоке есть ещё один потенциальный враг, чья растущая военная мощь нуждается во встречной стратегической инициативе масштаба «Востока-2010» - это Китай.

В прошлом Российские официальные лица всячески избегали называть Китай в числе потенциальных врагов. Может быть, не хотели зря сердить своего восточного соседа, желая выиграть время, чтобы лучше подготовиться к его дальнейшему росту.

Что не было сказано


Однако в последнее время высшие чины из министерства обороны начали приближаться к признанию очевидного.

После презентации начальника Генерального штаба России генерала Макарова на пресс-конференции в июле 2009 года корреспондент газеты «Красная Звезда»  министерства обороны отметил, что один из слайдов в презентации командующего «показывает, что, в сущности, нашими наиболее опасными геополитическими противниками являются НАТО и Китай».

Двумя месяцами позже начальник штаба сухопутных войск генерал-лейтенант Сергей Скоков сделал заявление, которое ведущий российский военный эксперт Александр Храмчихин назвал «эпохальным». Описывая, к какого рода войне должны готовиться национальные вооружённые силы России, Скоков в сентябре 2009 года заявил: «Если говорить о востоке, тут нам нужна многомиллионная сильная армия с традиционными подходами к ведению боевых действий: прямое наступление, с концентрацией личного состава и огневой мощи по отдельным направлениям воздействия».

«Впервые со времён Горбачева военачальник высокого ранга открыто признал, что КНР является нашим потенциальным врагом», - написал Храмчикин о заявлении Скокова в своей статье 16 октября 2009 года в еженедельнике «Независимое Военное Обозрение».

Военный конфликт между Китаем и Россией в ближайшей и средней перспективе представляется весьма маловероятным. Как отметил в своем интервью американской телекомпании PBS известный эксперт по Азии, бывший премьер-министр Сингапура Ли Куан Ю, «Китаю нужно время, чтобы вырасти. Они отложат любой конфликт лет на пятьдесят». И, прежде чем помышлять о конфликте с Россией, Китай, конечно же, захочет вернуть себе Тайвань и установить свое влияние в Юго-Восточной Азии.

Однако же, если конфликт между Россией и Китаем всё же разразится, России не стоит надеяться, что традиционная часть её вооруженных сил численностью один миллион сможет остановить Армию Народного Освобождения численностью 2,8 миллиона. Как было сказано выше, во время учений «Запад» Россия имитировала ограниченный ядерный удар в ходе традиционного конфликта с западом; отсюда можно сделать вывод, что российские генералы подготовили сходные планы и для случая конфликтов на Востоке.

Хотя ядерное оружие и является мощным инструментом ядерного сдерживания, его всё же не следует рассматривать как панацею. Российские генералы надеются показать, что ограниченное применение ядерного оружия способно разрешить конфликт и прекратить эскалацию напряжения. Однако фактически такая стратегия может лишь увеличить риск использования противником ядерного оружия с целью отомстить за удар, а не для установления мира. Даже ограниченное первое применение ядерного оружия со стороны России может побудить Китай запустить в ответ свои межконтинентальные баллистические ракеты, из опасения, что ядерный удар России уничтожит большую часть его ядерного арсенала.
 
В докладе 2003 года «Неотложные задачи развития российских вооруженных сил» справедливо сказано: «Когда мы говорим о ядерном факторе сдерживания, особенно применительно к сдерживанию угроз, связанных с использованием традиционных вооруженных сил противника, мы должны учитывать, что в современных условиях такое сдерживание может оказаться эффективным только при наличии хорошо оснащенных и боеспособных военных формирований общего назначения».

Важно, что ни ядерное, ни традиционное оружие бесполезны для снижения факторов риска, которые увеличивают вероятность развития конфликта, таких как демографическое и экономическое неравенство между Китаем и Россией; а его невозможно не заметить при рассмотрении социо-экономических показателей российской Сибири и Дальнего Востока.

Экономическое и демографическое неравенство

Население Китая уже составляет 1,32 миллиарда человек, а его ВВП в 2008 году достиг 4 326 миллиардов долларов, выйдя, по данным Всемирного Банка, на третье место в мире. Население России составляет всего 141 миллион человек, а ВВП в 2008 году равнялся 1 601 миллиарда долларов, что ставит его на 9-е место в мире, по данным того же источника. 

На начало 2000-х годов общее население дальневосточных и сибирских районов России составляло 27 миллионов, а их общий региональный валовый продукт достигал 110 миллиардов долларов США в год, по данным, взятым из речи тогдашнего губернатора Красноярского края Александра Хлопонина на Байкальском экономическом форуме в 2006 году. Для сравнения, 100 миллионов человек – это население трёх китайских провинций, примыкающих к российскому Дальнему Востоку, по данным статьи Роберта Каплана (Robert Kaplan) в майском выпуске 2010 года американского журнала Foreign Affairs. По данным этого автора, известного эксперта по Китаю, плотность населения на китайской стороне границы в 62 раза выше, чем на российской стороне.

Рост Китая, скорее всего, будет и дальше продолжаться темпами, недостижимыми для России; для последней же единственным способом избежать дальнейшей депопуляции может стать миграция населения. Таким образом, нет ничего удивительного в том, что в своей речи в 2008 году Хлопонин заявил, что быстрый рост стран азиатско-тихоокеанского региона, в том числе и Китая, является основной проблемой для России.

Россия должна воспользоваться несколькими десятилетиями, которые у неё ещё есть, чтобы осуществить военную реформу и обеспечить себе традиционные вооружённые силы, способные сдержать военную угрозу вдоль границ России, обеспечивающие паритет России с Армией Народного Освобождения Китая, продолжая при этом поддерживать ядерный фактор сдерживания на надёжном уровне. Российские власти должны выделить ресурсы и принять меры по прекращению депопуляции и заселению районов Дальнего Востока и Сибири, обеспечить социально-экономический рост региона. Только это поможет избежать дальнейшего углубления не военных противоречий, которые повышают вероятность кризиса в отношениях с Китаем, который может, в конечном счете, перерасти в вооружённый конфликт.


Саймон Сараджян – научный сотрудник  Белферовского центра при Школе имени Кеннеди Гарвардского университета. Автор ряда статей по вопросам безопасности и борьбы с терроризмом

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.