К лидеру Северной Кореи Ким Чен Иру в большинстве стран относятся как к парии, но в Китае 3-7 мая его принимали с распростертыми объятиями. Впрочем, это только подчеркнуло международную изоляцию Северной Кореи: в последний раз Ким наносил зарубежный визит в 2006 году, и тоже в Китай. Хотя, после того, как Пхеньян второй раз провел ядерные испытания, Пекин одобрил жесткие санкции ООН, он продолжает помогать Северной Корее энергоносителями и продовольствием. Без этой помощи режим бы не мог выжить, однако даже с ней в КНДР появляются все более заметные признаки экономической и политической неустойчивости. В настоящий момент нельзя исключать риск дестабилизации обстановки, вплоть до падения режима.

В конце 2009 года северокорейское руководство ревальвировало национальную валюту, чем спровоцировало жестокую инфляцию и вызвало народные волнения. В ответ режим запретил хождение иностранной валюты и закрыл рынки, лишив, таким образом, население ключевых источников пищи и товаров первой необходимости. В 2008 году Ким перенес удар. При этом пока непонятно, удастся ли ему гладко провести передачу власти своему младшему и наименее опытному сыну. Нельзя исключать, что потопление южнокорейского корабля «Чхонань» стало результатом внутриполитических игр, связанных с вопросом наследования. На такое могла пойти либо одна из стремящихся к власти клик, либо само руководство страны, которому необходимо сохранить контроль над армией во время переходного периода.


Пока рано говорить о том, что режим Северной Кореи может пасть в ближайшей перспективе, однако заинтересованным в делах региона странам сейчас самое время разработать планы на случай нестабильности. Дестабилизация обстановки означает как потоки беженцев, так и проблемы с безопасностью ядерного оружия, а также материалов, объектов и технологий, которые могут быть вывезены из КНДР для продажи тому, кто больше заплатит. В таком случае Китаю, Южной Корее и США может понадобиться ввести в Северную Корею свои войска, чтобы восстановить порядок и обеспечить безопасность ядерных объектов. Без предварительной координации эти силы могут вступить в конфликт друг с другом.

Несмотря на все очевидные риски, США не смогли обеспечить многостороннее взаимодействие для выработки плана на случай чрезвычайной ситуации. При Ли Мен Баке (Lee Myung-bak) сотрудничество с Южной Кореей удалось укрепить, однако Китай по-прежнему не желаем обсуждать эти вопросы ни с США, ни с Республикой Корея.


Почему же Китай не хочет открывать свои планы на случай нестабильности в Северной Корее? Во-первых, он не доверяет США и Южной Корее, опасаясь, что союзники могут воспользоваться обстановкой, чтобы объединить полуостров под властью юга и разместить американские войска рядом с китайской границей. Во-вторых, Пекин не хочет, чтобы координация планов с Америкой и Южной Кореей, испортила его отношения с Пхеньяном.

Наконец, возможно, Китай специально поддерживает «стратегическую неопределенность», чтобы удержать все стороны, включая Пхеньян, от действий, которые могли бы дестабилизировать ситуацию в регионе.
Впрочем, медлит не только Пекин. Сеул долгое время не хотел координировать свои планы с кем бы то ни было, кроме Америки, опасаясь, что излишняя прозрачность позволит вмешаться кому-нибудь из великих держав. Особенно Южную Корею беспокоит Китай, который, как она считает, может помешать ей объединить Корейский полуостров на основе демократических и рыночных принципов.

Однако США не могут позволить политическим играм воспрепятствовать планированию действенного ответа на нестабильность в Северной Корее – слишком уж велики риски. Сейчас им следует создавать благоприятные условия для того, чтобы основные заинтересованные стороны – то есть, они сами, Южная Корея и Китай - могли обсудить этот вопрос. Также им имеет смысл держать в курсе дела свою союзницу Японию.

Все три правительства должны предложить друг другу гарантии, чтобы, если ситуация действительно дестабилизируется, у них не возникло проблем. Например, США могли бы обещать, что они будут работать с ООН, будут координировать с Китаем обеспечение безопасности ядерных объектов, материалов и технологий и не будут размещать войска севернее 38-й параллели после того, как закончатся стабилизация и реконструкция. Одновременно союзникам следует потребовать у Китая, чтобы он гарантировал, что он не будет вмешиваться в происходящее в Северной Корее, поддерживая рушащийся режим, и не будет мешать усилиям Сеула по объединению. Кроме того, всем трем странам следует договориться, что их войска не будут вступать в бой друг с другом на территории Северной Кореи, и что никто из них не будет использовать нестабильность КНДР как предлог для того, чтобы угрожать любой другой стране.

Несмотря на то, что крах Северной Кореи предсказывают с тех пор, как в 1994 году умер Ким Ир Сен, страна до сих пор держится. Тем не менее, риск дестабилизации вполне реален. Пока здоровье Ким Чен Ира продолжает ухудшаться и ситуация с наследованием неясна, каждый новый день делает политическую нестабильность после его смерти все более вероятной. А пока режим продолжает разрабатывать ядерное оружие и ракеты, а также дестабилизировать своими действиями обстановку, последствия этой нестабильности с каждым днем становятся  все более опасными.

 

Бонни Глейзер – старший научный сотрудник вашингтонского Центра стратегических и международных исследований (ЦСМИ) и Тихоокеанского форума ЦСМИ, также ведет рубрику о китайско-американских связях в обозрении Comparative Connections.

Скотт Снайдер - директор Центра американско-корейской политики Фонда Азии

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.