Возможно ли, что самоназванный «пахан», владелец шашлычной в северном Нью-Джерси, знает, что же на самом деле происходит в Северной Корее, которая находится в открытом конфликте с Сеулом из-за потопленного южнокорейского корабля?

Американские дипломаты и агенты ФБР признают, что Роберт «Бобби» Иган (Robert “Bobby” Egan), владелец шашлычной Cubby’s в городке Хэкенсэк, Нью-Джерси, за последнее десятилетие умудрился превратить себя в важного – хотя и дико маловероятного – посредника между Соединенными Штатами и Пхеньяном.

Пятидесятидвухлетний житель Нью-Джерси, гордо повествующий о том, как вырос среди мафиози, и разговаривающий как Тони Сопрано из сериала «Клан Сапрано», рассказал нашему изданию, что за последние недели он контактировал с северокорейскими представителями десятки раз, и что его заверили в том, что торпедная атака на южнокорейский корвет, приведшая к смерти 46 моряков, была ошибкой.

Иган говорит, что представители Северной Кореи убедили его в том, что лидер страны Ким Чен Ир не отдавал приказа об атаке, несмотря на отчеты американских разведслужб, утверждающих обратное, и что Северная Корея жаждет отвести от себя угрозу военного противостояния, хотя и не понимает, как вести переговоры с Вашингтоном.

Иган говорит, что после более чем десяти лет ведения дел с северокорейцами он уверен, что Ким Чен Ир – хотя он болен и быстро стареет – «абсолютно адекватен» и не стал бы отдавать приказ о таком ясно выраженном акте агрессии.

Иган говорит, что среди его контактов – дипломаты северокорейской миссии в ООН, которые являются единственными дипломатическими представителями страны в Соединенных Штатах, а также несколько корейцев, проживающих в окрестностях Нью-Йорка и имеющих связи в высокопоставленных кругах Пхеньяна.

«Мне сказали, что Пхеньян абсолютно точно не санкционировал это, - говорит Иган по поводу атаки 26 марта. – Это произошло на местном уровне в армии, и это было ошибкой. Если держать палец на курке в течение 60 лет, время от времени будет осечка».

Соединенные Штаты говорят, что у них есть убедительные доказательства того, что Северная Корея несет ответственность за нападение, хотя никакого четкого объяснения о том, кто и почему отдал приказ о запуске торпеды, до сих пор не было предоставлено. Представитель Госдепартамента отказался прокомментировать заявления Игана. В частных разговорах американские чиновники уже давно списывают Игана со счетов, называя его авантюристом, вмешивающимся в чужие дела и способным нанести серьезный ущерб американской внешней политике, хотя они и не отрицают реальность его контактов с представителями Северной Кореи.

Николас Сейчени (Nicholas Szechenyi), специалист по Северо-Восточной Азии в вашингтонском Центре стратегических и международных исследований, говорит, что у него нет способа узнать, правдивы ли утверждения Игана и его северокорейских контактов по поводу текущего кризиса.

Однако, если это так, говорит он, то возникает пугающая перспектива развала системы органов военного управления в Северной Корее – и вышедшего из подчинения командира подлодки, атаковавшего южнокорейский корабль без предварительных консультаций с Пхеньяном. «Если там такие проблемы с контролем, каких еще ужасающих нападений нам ожидать в ближайшем будущем?» - задается вопросом Сейчени. (Северокорейская миссия в Нью-Йорке не ответила на звонок с просьбой прокомментировать ситуацию.)

Разговаривая со мной из своей шашлычной, которую он как раз готовил к открытию, Иган (чьи поразительные приключения в мире американской внешней политики описаны в его новой книге «Обедая с врагом: как я боролся за мир с Северной Кореей из своей шашлычной в Хэкенсэке»/Eating with the Enemy: How I Waged Peace with North Korea from My BBQ Shack in Hackensack) говорит, что администрация Обамы должна «прямо сейчас» смягчить свою риторику, направленную против Северной Кореи, и понять, что Пхеньян не стремится к войне.

Иган говорит, что пытался убедить дипломатов северокорейской миссии в Нью-Йорке, что Пхеньяну следует обнародовать информацию о потоплении корвета. Северокорейское правительство отрицает нападение на южнокорейский корабль.

Иган говорит, что корейцы рассказали ему, что южнокорейское судно подошло слишком близко к северокорейским водам, что могло привести к панике, результатом которой и стал выстрел торпеды, произведенный без указаний из Пхеньяна.

Его совет Северной Корее? Он говорит, что сказал им: «если вы сделали это, не отрицайте – вы должны выйти и поговорить об этом». Он говорит, что дипломаты в Нью-Йорке пообещали передать его совет в Пхеньян.

Это уже не первый раз, когда он пытается снять напряженность между Пхеньяном и Вашингтоном.

Во время опасного противостояния 2002 года с администрацией Буша по поводу ядерной программы Северной Кореи, Иган провел меня (я тогда работал вашингтонским корреспондентом газеты New York Times) в северокорейскую миссию в Нью-Йорке. Иган договорился для меня об интервью с высокопоставленным северокорейским дипломатом, чье публичное обещание сотрудничать с Вашингтоном с целью закрыть секретные объекты Пхеньяна по обогащению урана стало сенсационным материалом, напечатанным на первой странице New York Times, и было благожелательно встречено в Белом доме.

Как и все остальное в жизни Игана, история о том, как он связался с северокорейцами, запутана и связана с давним интересом Игана в судьбе американских солдат, пропавших во время войн в Корее и Вьетнаме. Вопрос пропавших без вести свел его с чиновниками во вьетнамском правительстве, а те, по словам Игана, познакомили его с северокорейскими чиновниками.

Человек без полного среднего образования, которому, казалось, был предначертано вести преступную жизнь, Иган превратил Cubby’s, знаменитый среди жителей северного Нью-Джерси своими ребрышками на гриле, которые ресторанный гид Zagat’s описал как «такие нежные, что мясо отваливается от кости», в свой собственный маленький Кемп-Дэвид, где по стенам развешаны фотографии его многочисленных друзей из северокорейской миссии в Нью-Йорке.

Все эти годы он кормил северокорейцев и помогал им получать медицинское и стоматологическое обслуживание. На сайте, созданном для его книги, опубликован его секретный рецепт ребрышек, в котором много кетчупа и сиропа Каро – «рецепт,  который завоевал северокорейцев».

Он описывает северокорейских дипломатов в Нью-Йорке как «довольно одиноких» и жаждущих, как и их хозяева в Пхеньяне, найти способ покончить с изоляцией их страны. «Они не превратили себя в государство-отшельник, - настаивает Иган. – Они пытались обратиться к миру. Но каждый раз, когда они делали это, мы толкали их назад».

Он говорит, что администрация Обамы так же, как и ее предшественники, заблуждается в своей решимости изолировать Северную Корею, создавая цикл противостояний с Пхеньяном, способный однажды привести к новой Корейской войне, но на этот раз с использованием ядерного оружия.

Он говорит, что для США решение очень простое: установить полноценные дипломатические отношения с Пхеньяном, открыть посольства и начать переговоры – Северная Корея уже говорила, что хочет всего этого. Иган говорит, что он уверен, что этого до сих пор не произошло из-за Министерства обороны, жаждущего сохранить многочисленное американское военное присутствие в Южной Корее для отражения долгосрочных угроз со стороны Китая и России. «По поводу Северной Кореи распоряжается Пентагон», - говорит он.

В ресторан начали прибывать первые посетители, и в заключение нашей беседы Иган говорит, что вновь готов сыграть роль неофициального посредника в переговорах между США и Пхеньяном, но что Вашингтон не связывался с ним.

«Если я нужен Обаме, он знает, где меня найти, - говорит полушутя Иган. – У них в Вашингтоне есть мой номер».

Филипп Шенон, бывший журналист New York Times, занимавшийся журналистскими расследованиями, является автором книги «Комиссия: История расследования 11 сентября без купюр» (The Commission: The Uncensored History of the 9/11 Investigation).