Поджигатели войны из южной Кореи [«Пхеньян называет «Южную Корею» «южной Кореей», чтобы подчеркнуть, что речь не идет о полноценном названии государства , - прим. ред.], бесстыдно обвинившие КНДР в гибели корабля «Чхонан», осмеливаются горланить о «наказании» и «возмездии».

 Объявив «результаты» расследования, которое не смогло установить ни виновного, ни истинную причину случившегося, они начали нагнетать атмосферу острой конфронтации с собственными соотечественниками и выпрашивать дипломатическую поддержку и «сотрудничество» для своей кампании против КНДР.

 В «обращении к народу» предателя [президента Южной Кореи] Ли Мен Бака и в итоге пресс-конференции руководителей марионеточных министерств обороны, объединения, иностранных дел и торговли власти южной Кореи выдвинули «предложение» ввести против севера «санкции», направленные на «возмездие». Они также запретили судам КНДР проходить через воды юга, чтобы «приостановить торговлю и товарообмен между севером и югом», заявили о своем «праве на самооборону» и пообещали обратиться в Совет безопасности ООН.

Южные марионетки направляют мощные наступательные силы в Западное море, кричат о «суровом наказании» и бахвалятся, что «не исключают начала войны». Марионеточная полиция, чиновники, правящая партия и оппозиция всеми силами проводят в жизнь «чрезвычайные меры».

Из за действий консерваторов Ли Мен Бака, которые избрали потонувший корабль предлогом для эскалации межкорейской напряженности, Корейский полуостров оказался на краю опасной ситуации.

То, как настойчиво группа предателей во главе с Ли навязывает всем «теорию возмездия», демонстрирует, что именно эти люди подстроили беспрецедентную катастрофу военного корабля. Стоило ей случиться, как предатели – точно они этого и ждали - объявили, что «корабль потопили северяне», как если бы это был установленный факт, и начали призывать к «возмездию».

Еще до того, как было проведено расследование, они уже обсуждали сдвиг политики в сторону «теории возмездия». Были отданы приказы ужесточить «боеготовность армии» и «дисциплину в рядах чиновников». Атмосфера в южной Корее настолько заряжена страхом, что даже местные политики признают, «что психологически корейский полуостров находится почти в состоянии войны».

На фоне активных и неприкрытых усилий по эскалации конфликта под предлогом мести за «Чхонан», бандиты из южнокорейской армии прибегают к провокациям и возобновляют психологические операции против КНДР на Военной демаркационной линии.

Шумная «реакция» южнокорейских властей на гибель «Чхонана» - это часть планов по усилению кампании против КНДР во всем мире. Под предлогом этого сфабрикованного дела укрепляется альянс - особенно военный - против КНДР.

Во второй половине этого года США и южнокорейские вояки задумали обсудить масштабные совместные противолодочные маневры в Западном море, в условиях имитированной боевой обстановки на основе случая «Чхонана». Они также обсуждают двусторонние контрмеры, такие как укрепление южнокорейско-американского оборонного потенциала.

Конечная цель группы южнокорейских предателей, использовавших гибель «Чхонана» для распространения «теории возмездия», состоит в том, чтобы создать в мире атмосферу, удобную для ввода санкций против севера и помешать КНДР построить процветающую страну.

Однако их усилия бесплодны, они напоминают щенка, который не знает страха перед тигром. КНДР расценивает кампанию «возмездия», начатую марионеточными силами южной Кореи против своих безвинных соотечественников, как серьезную фазу войны.

 Группе предателей стоило бы перестать вести себя опрометчиво и задуматься о беспощадной каре, которой станут для них сильные и непредсказуемые ответные шаги КНДР.