В четверг министерство обороны США практически одновременно с сеульским министерством обороны объявило о планируемых совместных морских учениях Америки и Южной Кореи в Восточном и Западном морях (Принятые в Корее названия Японского и Желтого морей, - прим. пер.). Однако в связи с этим пресс-секретаря Пентагона спрашивали в основном о Китае, выразившем протест против учений. Хотя речь идет о реакции на потопление Северной Кореей     южнокорейского корвета «Чхонан», на котором погибли 46 моряков, внимание публики концентрируется в основном на США и Китае, а не на Корее.

The Global Times, проект официальной китайской газеты «Жэньминь жибао», сообщая о том, что американский атомный авианосец будет участвовать в учениях не в Западном, а Восточном море, процитировала слова пресс-секретаря американского министерства обороны, назвавшего Китай – «региональной державой… мнение которой мы, разумеется уважаем и учитываем».

Благодаря Китаю в заявлении председателя Совета безопасности ООН напрямую не говорится о вине Северной Кореи. Он также фактически нейтрализовал совместные южнокорейско-американские учения в Западном море. На переговоры, которые ведут Вашингтон и Пекин, Сеул почти не может повлиять.

Корейская война 1950-53 годов была, в сущности, войной между США и Китаем. Юг с самого начала вторжения полагался на Америку, а Север вскоре начал полагаться на Китай. Командующий китайскими войсками, по слухам, однажды сказал Ким Ир Сену: «Это война между мной и Макартуром». Сейчас, через сто лет после колонизации Кореи Японией и через 60 лет после начала Корейской войны, мы гордимся тем, что наша страна занимает 15 место в мире по экономической мощи, хотя в области безопасности ситуация мало отличается от того, что было 100 или 60 лет назад.

Северная Корея не способна существовать без Китая, а Южная не способна предотвратить войну без США. В определенном смысле Америка и Китай защищают обе стороны.

Борьба США и Китая за влияние на Корейском полуострове в последовавшие за гибелью «Чхонана» месяцы наглядно доказывает, что на Южной Корее также лежит определенная вина. Вера в то, что кто-то другой будет защищать нашу страну, похоже, укоренилась у нас в сознании, и на перетягивание каната между США и Китаем мы смотрим так, будто бы происходящее нас не касалось.

Сто лет назад в обществе шли споры о том, кто из иностранных держав нам поможет – Япония, Китай или Россия, сегодня мы верим, что можем положиться на США. Без этого не получили бы такое распространение теории заговора о том, что правительство подстроило гибель «Чхонана», чтобы получить дополнительные голоса на местных выборах. Если бы мы были готовы в случае войны взяться за оружие и защищать свою свободу, на подобные слухи не оставалось бы времени.

Независимость означает что, если начинается война, граждане готовы взяться оружие и пойти сражаться. Однако как раз те, кто больше всех в этой стране говорит о «независимости», чаще всех верят теориям и слухам такого рода. На самом деле они руководствуются исключительно политическими соображениями и выступают не за подлинную независимость, подкрепленную готовностью защищать страну, а за ложную. Только когда мы поймем, что никто не защитит нашу страну кроме нас, мы сможем играть ведущую роль, а США с Китаем отойдут на задний план. В этом и заключаются подлинная независимость и начало объединения.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.