Южная Корея хочет пользоваться российскими технологиями для освоения азиатского космического пространства, однако здешние инженеры и руководители все больше недовольны тем, что находятся в полной зависимости от своего капризного партнера по бизнесу.

Страна провалила первые две попытки запустить спутник с космодрома Наро в провинции Южная Чолла, а теперь заявляет, что Государственный космический научно-производственный центр имени М.В.Хруничева обязан в соответствии с контрактом осуществить третий пуск.

Однако русские, явно рассматривающие корейский ракетный проект как эксперимент в рамках создания собственных ракет нового поколения "Ангара", не хотят больше строить для Кореи ракеты-носители KSLV-1.

Корейское министерство образования, науки и техники ведет войну слов с центром Хруничева, и спор по поводу запуска российской ракеты становится все более неприглядным.

После третьего заседания российско-южнокорейской комиссии по рассмотрению причин неудач пуска и взрыва KSLV-1 в полете, которое состоялось в начале августа, министерство образования, науки и техники объявило, что заручилось обязательством со стороны  центра Хруничева о проведении еще одного пуска.

Центр Хруничева будет нести все расходы по созданию и доставке новой ракеты-носителя KSLV-1, заявили чиновники из министерства, а пуск новой ракеты с космодрома на острове Наро состоится в следующем году.

Однако центр Хруничева сейчас заявляет, что это неправда, и утверждает, что на последнем заседании совместной комиссии никакого обсуждения вопроса о возможности дополнительного пуска не было. Страны пока не определили причину взрыва KSLV-1, который произошел буквально на второй минуте полета в июне месяце, и центр Хруничева настаивает на том, что решение о третьем пуске можно будет принимать лишь после расследования причин неудачи второго.

Из-за заявления центра Хруничева местные журналисты начали как безумные звонить по телефонам и строить догадки о том, проведет страна в следующем году запуск ракеты или нет. Через какое-то время в зал для пресс-конференций министерства пришлось вызвать Чо Гван Рэ (Cho Gwang-rae), отвечающего за разработку ракет в Корейском аэрокосмическом исследовательском центре (KARI), чтобы он объяснил, что происходит.

Да, договоренность о третьем пуске KSLV-1 имеется, сказал Чо, но на заседании комиссии решение о нем не принималось. На таких заседаниях проводятся обсуждения исключительно по техническим вопросам, в том числе, по неудачному июньскому пуску. Но 12 августа было отдельное совещание высокопоставленных представителей двух стран, на котором обсуждался вопрос о том, достигнута или нет договоренность о новом запуске KSLV-1.

Чо также отметил, что он участвовал во встрече с Пак Чон Чу (Park Jeong-joo), который руководит проектированием систем KSLV в Корейском аэрокосмическом исследовательском центре. Центр Хруничева на встрече представляли первый заместитель генерального конструктора Юрий Бахвалов и директора программы Международной космической станции Сергей Шаевич.

"Вопросы, касающиеся решения о третьем пуске, о времени пуска и о соответствующих бюджетах не решаются инженерами, работающими над техническими вопросами в рамках совместной комиссии по расследованию, поэтому в последний день ее работы состоялось совещание руководителей", - сказал Чо, отказавшись при этом раскрыть детали достигнутой договоренности, сославшись на конфиденциальность данного вопроса.

"Мы позвонили Шаевичу и сказали ему, что на вебсайте центра Хруничева размещен пресс-релиз с дезинформацией. Возможно, центр Хруничева хотел как-то сохранить свою репутацию, поскольку в российских СМИ появились сообщения о том, что третий пуск станет открытым признанием недостатков российских технологий, из-за которых взорвалась ракета".

Ракета-носитель KSLV-1 является частично российской, частично корейской. Она стала результатом инвестиционных вложений в сумме 420 миллионов долларов. Хруничевский центр сконструировал и создал первую ступень ракеты, где находится ракетный двигатель и силовая установка на жидком топливе. KARI создал вторую ступень ракеты-носителя, которая размещает в себе спутник и выводит его в заданное положение на орбите.

Во время второго пуска в июне месяце ракета со спутником, предназначенным для наблюдения за атмосферой и океанами, была запущена с космодрома Наро, однако взорвалась на второй минуте полета.

Такая громкая неудача усиливает опасения в том, что огромные деньги и усилия, потраченные на первую корейскую ракету, никогда не приведут к желаемым результатам.

Во время первого пуска в августе прошлого года ракета сумела развить необходимую скорость и выйти на заданную высоту, однако вывести на орбиту спутник ей не удалось.

Согласно условиям контракта, русские должны обеспечить как минимум  два пуска, а возможно и третий, если причиной первых двух неудачных пусков станут недостатки первой ступени. Центр KARI взял на себя ответственность за первый неудачный пуск, и теперь на заседании совместной комиссии по расследованию напряженность по причине провала второй попытки была очевидна, поскольку корейцы пытаются заставить своих российских коллег предпринять в следующем году третью попытку.

Обозреватели считают, что поскольку  все козыри на переговорах находятся в руках у центра Хруничева, он может согласиться на третий пуск лишь в том случае, если Корея заплатит за это.

Покупка новой ракеты у русских, по словам министерских чиновников, обойдется примерно в 170 миллионов долларов. Некоторые эксперты задают вопрос: а не лучше ли просто отказаться от третьей попытки и сразу перейти к созданию KSLV-II, которая будет собственно корейской разработкой. Эта ракета-носитель сможет выводить на орбиту более тяжелый спутник, и ее первый пуск запланирован на 2020 год.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.