Вслед за территориальным спором, который с начала сентября отравляет отношения с Китаем, Япония столкнулась с усилением напряженности в отношениях с Россией из-за островов. С начала визита 1 ноября президента Дмитрия Медведва на остров Кунашир между Токио и Москвой растет напряженность.

По мнению японской стороны, Кунашир составляет часть японских «северных территорий» - 5 тысяч квадратных километров земли на юге Южно-Курильской гряды, состоящей из мелких островков, захваченных советской армией в конце Второй мировой войны. С тех пор Япония требует их возвращения. Кроме Кунашира острова Итуруп, Шикотан и группа островов Хабомаи – территориальные крупицы – более 60 лет препятствуют подписанию мирного договора между двумя странами.

Премьер-министр Японии Наото Кан назвал визит Медведева «достойным сожаления». Глава японского МИДа Сэйдзи Маэхара 2 ноября отозвал для консультаций посла Японии в Москве. «У нас имеется территориальная проблема, ее необходимо разрешить», - заявил Маэхара, добавив, что главной целью Японии остается «заключение мирного договора с Россией и рост товарообмена, как только проблема будет решена».

Рост товарообмена


Подобный волюнтаризм едва скрывает отсутствие подвижек в решении 65-летней проблемы. В  1956 году СССР заявил о готовности отдать Хабомаи и Шикотан, как только будет подписан мирный договор. В марте 2001 года в ходе двухстороннего саммита в Иркутске подобная позиция была подтверждена.

Приход Дмитрия Медведева к власти в 2008 году вызвал надежду в Токио. Во время саммита «большой восьмерки» в июле того же года в Хоккайдо обе страны приняли заявление, в котором выражалось сожаление об «отсутствии мирного договора», что «не идет на пользу укреплению отношений в широкой сфере областей». Медведев после пообещал урегулировать проблемы до окончания президентского срока в 2012 году.

Однако дальше дело так и не пошло, и проблема была отодвинута на второй план бурным ростом торговли. В 2008 двухсторонний товарообмен достиг отметки в 29,655 миллиарда долларов против 4,2 миллиарда в 2002 году. Япония также стала заметным игроком в сфере добычи энергоресурсов (нефти и газа) на российском Дальнем Востоке и, в частности, на Сахалине.

У нее просто нет другого выбора. 2 ноября в правительстве поднимался вопрос о прекращении инвестиций в сахалинские месторождения в ответ на инициативу Дмитрия Медведева, но в итоге от этих планов пришлось отказаться: Япония опасается, что ей на смену придет Китай.

Отсутствие четких планов

В то же время возникшая этой осенью напряженность стала яркой иллюстрацией проблем японской дипломатии, у которой сейчас просто нет четких задач, что стало особенно заметно после смены парламентского большинства в августе 2009 года. Сразу же по приходу к власти премьер-министр Юкио Хатояма обязался за полгода найти решение вопроса «северных территорий», чего, как мы знаем, на самом деле так и не произошло.

Параллельно с этим он принял ряд решений, которые отдалили Японию от ее традиционного союзника США. Кроме того, не удалось ему установить и прочных связей с другими странами, и, прежде всего, Китаем. Все это подтолкнуло Пекин и Москву идти вперед в своих требованиях.

Осознавая необходимость переосмыслить свою внешнюю политику, Япония, по-видимому, все же попыталась восстановить тесные отношения с США и вернуться таким образом на курс, которым она следовала с 1945 года. Во всяком случае, на эту мысль наводит назначение на пост министра иностранных дел в середине сентября проамерикански настроенного Сэйдзи Маэхары, тогда как предложение Вашингтона играть роль посредника между Токио и его соседями лишь подтверждает эту догадку.

В этой связи саммит АТЭС, который пройдет в Йокогаме 13 и 14 ноября, привлекает к себе самое пристальное внимание во всем мире. Премьер-министр Наото Кан станет хозяином встречи, в которой примут участие президент США Барак Обама, а также российский и китайский лидеры Дмитрий Медведев и Ху Цзиньтао.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.