Неправильно предполагать, что Северная Корея представляет собой единственное исключение, анахронизм самых жутких диктатур прошлого века. Конечно, Пхеньян — это музей живой истории, и парады, которые там устраиваются, можно рассматривать как урок для школьников и для всего мира. Они дают возможность понять, что представляли собой  обязательные массовые демонстрации, военные и гимнастические парады на Красной площади, в Нюрнберге и Берлине, Пекине, Тиране, Гаване и Аддис-Абебе. Однако эти события не только напоминают о прошлом, но и вызывают опасения о возможных худших перспективах в будущем. Прислушиваясь к кровавым предупреждениям, которые потрясают Сеул и пугают Токио, третью по значению мировую экономическую державу, следует заново научиться «предполагать невообразимое», как это пытались делать стратеги пятьдесят лет тому назад. Хотя страница холодной войны и перевернута, распространение ядерного оружия до сих пор вызывает тревогу.

 

Коммунистический режим Кореи показывает, какие жуткие привилегии дает  (объявленное или нет, предполагаемое или реальное) обладание оружием массового уничтожения. Милошевич, у которого такого оружия не было, был арестован и осужден за этнические чистки в Боснии и Косово, а Сербия после десяти лет колебаний была подвергнута бомбардировке. Россия, которая обладает массовыми ядерными арсеналами, заслужила только слабые протесты во время своего наступления и геноцида на Кавказе. Мы извлекли урок, что здесь применяются двойные стандарты. Военный арсенал, которым обладает  Пхеньян, представляет собой угрозу его соседям. Сеул достигается пушечными выстрелами, а Токио — ракетными ударами.

Поэтому Северная Корея чувствует, что она вправе угрожать и шантажировать. Отец и сын Кимы думают, что им все позволено. Тот, кто владеет оружием массового уничтожения, претендует на безнаказанность. В 1945 году феномены Освенцима и Хиросимы поставили человечество на грань собственного уничтожения. Поневоле пришлось прийти к заключению о скрытых тенденциях к геноциду на пяти континентах, покрываемых и подпитываемых различными идеологическими и религиозными течениями. Технологические возможности покончить с миром осложняют ситуацию. Вот уже полвека «распространение ядерного оружия» представляет собой угрозу не только из арифметических соображений (чем больше мир сходит с ума, тем меньше хочется смеяться). Ядерный зонтик дает деспотам власть убивать не только своих подданных (в первую очередь), но и своих соседей без вмешательства великих держав и даже их коалиций, НАТО и ООН. Когда фашистские страны становятся демократическими, добившись свободы, они оставляют свои претензии и подготовку к атомной войне. Да здравствуют Бразилия и Аргентина! Когда страны хотят усилить и увековечить свою тиранию, они прибегают к ядерному вооружению (как Иран, которому Ким-Красное Солнце, закоренелый хищник передает собственные ракетные установки дальнего радиуса действия, способные достичь Европы).

Сегодня распространение ядерного оружия и тоталитарных режимов идут в ногу. Северная Корея — это не просто доисторическое чудовище, но она воплощает в себе кошмарное будущее, которое мы рискуем не суметь предотвратить. Не будем обольщаться, что нынешний мировой многополюсный порядок автоматически заблокирует зловещие события. Такая «маленькая» ядерная страна, как коммунистическая Корея не единственный случай. Она является пешкой, которой манипулируют один или несколько игроков, хотя они и не полностью и не всесторонне ее контролируют. Китай, такой «мудрый» и процветающий экономически, использует северокорейского возмутителя спокойствия, чтобы пригрозить, когда он считает это необходимым, непрямым путем остальному миру и чтобы выдвинуться вперед, как страна, необходимая для восстановления порядка и мира. «Посмотрите, как я силен, что бы вы без меня делали?» В этом нет ничего оригинального: дипломаты определяют подобную стратегию как «разумность нерационального».

Это подобно выкрикам пьяных «держите меня или я всех перережу!». В хроническом соревновании с Соединенными Штатами Китай по своему удовольствию то натягивает, то отпускает поводья своего порывистого вассала. Способность навредить «маленьких» пиратских стран и воля «великих» держав, имеющих постоянных представителей в Совете безопасности, часто дополняют друг друга. В первый раз, отправившись с визитом к Джорджу Бушу младшему, Владимир Путин сначала отклонился от маршрута и заехал к Киму, чтобы привезти в Вашингтон добрую весть о том, что его коммунистический корейский должник не будет нарушать спокойствие. Президент Соединенных Штатов поверил ему и в глубине его глаз увидел безоблачное небо. 29 ноября 2010 года российское информационное агентство «Новости», представляющее голос своего хозяина, озаглавило свое сообщение «Северная Корея отвечает насилием на насилие», оправдав таким образом (из атавистических соображений?) воинственную браваду бывшего партнера Советского Союза.

Что касается Китая, который успокаивает свою креатуру, после того, как позволил ей полаять, то он вырастает в защитника мира... до того дня, когда собака укусит сильнее, чем предполагалось. Барак Обама испытал удовлетворение, пообещав нам «мир без ядерного оружия», но этому мечтателю пришлось снова прыгнуть в Желтое море и привести в движение свой флот для осуществления необходимых разубеждающих маневров, далеких, однако, от великих намерений. Конечно, он предупредил, что безъядерный рай, возможно, наступит уже после его ухода в мир иной. Но факт остается фактом, что он слишком упростил проблему. Обладание супероружием массового уничтожения (атомным, биологическим, химическим) гарантирует крепкую броню всем «носорогам», красным, черным или зеленым. Безнаказанность Северной Кореи вызывает зависть. Северная Корея может убивать миллионы своих подданных и править при постоянной нехватке продовольствия и вещей первой необходимости, иметь концентрационные лагеря. Мировое общественное мнение при этом сохраняет спокойствие, а международные институты не вмешиваются. Нравится это Обаме или нет, но слияние опыта Освенцима и разрушительной мощи Хиросимы, слияние возможности грозить атомной бомбой и тоталитарных амбиций угрожают сегодня, как и вчера, скромному выживанию двуногих.