В дебатах по вопросу недавнего визита российского президента Дмитрия Медведева на остров Кунашир есть две точки зрения, которым не следует придавать особое значение. Согласно первой, Медведев попытался предстать в качестве сильного лидера в рамках своих усилий по переизбранию на второй срок. Согласно второй, Россия заняла жесткую позицию в споре с Японией, воспользовавшись распрями между Токио и Пекином из-за островов Сэнкаку.

Не могу сказать, что эти точки зрения абсолютно ошибочны. Но они не доходят до сути вопроса двусторонних переговоров о Северных территориях. Придавать слишком большое значение этим точкам зрения опасно, так как это отвлекает внимание от основного содержания проблемы.

Поездка Медведева на Кунашир стала шагом, отражающим общую тенденцию ухудшения отношений между Японией и Россией за прошедший год. Она является естественным продолжением данного процесса ухудшения, а следовательно, в этом визите нет ничего удивительного и неожиданного.

Меня очень сильно поразила речь российского министра иностранных дел Сергея Лаврова, с которой он выступил 2 июля в российском дальневосточном городе Хабаровске. В этом выступлении Лавров говорил о перспективах сотрудничества со странами Азиатско-Тихоокеанского региона. Сначала он отметил в качестве партнера Южную Корею, затем Китай и Индию. Потом Лавров назвал Вьетнам, Монголию, страны Юго-Восточной Азии, и наконец, Соединенные Штаты. Японию он даже не упомянул.

Не упомянув Японию в выступлении по вопросу сотрудничества России со странами АТР, Лавров дал понять, что Россия больше не видит смысла в кооперации с Токио.

4 июля, спустя два дня после этого выступления, российское министерство обороны объявило о том, что провело тактические учения на острове Итуруп, входящем в группу спорных островов. 7 июля нижняя палата российского парламента приняла закон о памятной дате 2 сентября, когда Япония в 1945 году подписала документы о капитуляции во Второй мировой войне.

Японское правительство и средства массовой информации полностью проигнорировали выступление Лаврова, а на остальные действия России отреагировали сдержанно. Поскольку реакция Токио в данном вопросе была незначительной, Москва предприняла следующий наглядный шаг – визит президента на Кунашир.

Высказывания, вызвавшие у России раздражение

Почему российско-японские отношения столь внезапно начали ухудшаться?

В сентябре прошлого года, когда бывший премьер-министр Юкио Хатояма (Yukio Hatoyama) провел свою первую встречу с Медведевым, все было очень хорошо. Во время их следующей встречи, которая состоялась 15 ноября в Сингапуре, Медведев сделал еще один шаг вперед в территориальном споре и заявил, что хочет продолжить переговоры по данной проблеме в период пребывания Хатоямы у власти. Как сообщалось в средствах массовой информации, Медведев даже сказал, что его правительство рассматривает территориальный спор в качестве «отдельного вопроса», хотя Россия не изменит свои позиции в отношении итогов Второй мировой войны. Если данные сообщения верны, это был очень позитивный сигнал.

Но спустя неделю кабинет Хатоямы утвердил документ, в котором говорилось, что Россия оккупировала эти острова незаконно. Российский МИД немедленно выступил с заявлением, отметив, что обращает «самое серьезное внимание» на действия Японии. Это очень сильное дипломатическое выражение, используемое весьма редко. Друзья России указали на то, что в московских СМИ появились негативные статьи о Японии, чего не было много лет. Эта напряженная ситуация привела к серии российских шагов, предпринятых в июле 2010 года.

Правительство бывшего премьер-министра и предшественника Хатоямы Таро Асо (Taro Aso) уже допустило в свое время аналогичную ошибку. 12 мая 2009 года Асо встречался с российским премьер-министром Владимиром Путиным в Токио. На пресс-конференции  после встречи Путин сказал, что Медведев и Асо обсудят «все возможные формулы» урегулирования территориального спора на двусторонней встрече, которая состоится во время июльского саммита «Большой восьмерки» в итальянском городе Аквила. Отвечая на вопросы прессы, он не исключил возможности обсуждения формулы «раздела территориального пространства на две части». Это было крайне обходительное и приветливое для главного российского руководителя заявление.

Но спустя неделю, отвечая в парламенте на вопрос депутата, Асо упомянул «незаконную оккупацию» России. 29 мая Медведев излил свой гнев по поводу замечаний Асо перед новым послом Японии в Москве. Как и ожидалось, встреча Асо с Медведевым в Аквиле ничего не дала.

Почему после серьезной дипломатической оплошности правительства Асо в мае прошлого года администрация Хатоямы допустила точно такую же ошибку в ноябре, заговорив о «незаконной российской оккупации» островов? Она хотела, чтобы переговоры и дальше оставались в тупике? Или она не обладала возможностями для анализа информации и не могла предвидеть последствия таких действий?

За прошлый год Россия дважды подавала Японии четкий сигнал на самом высоком уровне о своей готовности вести серьезные переговоры по проблеме островов. Но оба раза японское правительство говорило такие вещи, которые вызывали у России неприятие и раздражение. Видимо, Россия истолковала эти высказывания как признак того, что у Японии нет желания и воли для выработки договоренности путем переговоров.

Естественно, основополагающая позиция японского правительства состоит в том, что захват Россией этих островов является  незаконным. Но не менее важно и то, чтобы до проведения столь непростых и деликатных переговоров каждая из сторон всячески воздерживалась от провоцирования «националистических чувств» другой стороны. В процессе длительных переговоров между двумя странами стало ясно, что единственно возможный способ для урегулирования спора заключается в  выработке «взаимоприемлемой формулы» путем обмена мнениями и принятия политических решений с учетом позиции противоположной стороны. Публичные заявления Токио не смогли убедить Москву в том, что у Японии есть такое понимание, и что она обладает такой деликатностью.

Стратегия России

Еще более серьезное значение имеет то, что происходит на четырех островах. Я был ошеломлен, когда посмотрел недавно передачу телевещательной компании Japan Broadcasting Corp. о нынешней ситуации на острове Шикотан.

Этот остров был разрушен в результате землетрясения, произошедшего в 1994 году неподалеку от Хоккайдо. Но там все было восстановлено, и теперь в магазинах и на рынке острова продают все – от мобильных телефонов до драгоценностей и мехов. Там построили прочное здание школы, которое прошло бы самую придирчивую проверку в Японии. Как сказал один из жителей Шикотана, решение Путина о строительстве школы четко и однозначно показало, что Москва не намерена уходить с этого острова. В ответ на предположение о том, что остров могут вернуть Японии, этот человек сказал: «Ни в коем случае».

В 2007 году Россия начала реализацию проекта по развитию всех четырех островов Курильской гряды. Этот 9-летний план с общей суммой инвестиций равной 54 миллиардам йен (650 миллионов долларов), уже дал определенные результаты. В соответствии с планом эти острова будут развиваться год за годом. Мне интересно, многие ли японцы знают о том, насколько серьезные изменения происходят на островах?

Японии необходимо уделить пристальное внимание тому, что Россия в 2006 году начала сигнализировать о своем намерении реанимировать двусторонние отношения. Произошло это примерно в то же самое время, когда разрабатывался план по развитию Курил. Но когда у власти находился премьер-министр Дзюнъитиро Коидзуми (Junichiro Koizumi), переговоры по территориальной проблеме оставались в тупике.

Мы должны признать, что Россия в тот момент приняла исключительно важное стратегическое решение. Москва в рамках российско-японских отношений решила добиваться реализации двух важнейших политических целей. Первая – это развитие всех четырех островов. У России нет причин воздерживаться от реализации данной цели. Вторая – это продолжение переговоров с Японией по территориальной проблеме. Российское правительство сигнализировало об этом своем намерении с 2006 года по ноябрь 2009-го года.

Демаркация границ стала одной из главных дипломатических проблем для администраций Путина и Медведева. Россия урегулировала свои пограничные споры с Китаем. Вполне разумно предположить, что Москва была заинтересована и в урегулировании такого спора с Японией.

Но если Япония не отреагирует на пробные попытки России, у Москвы не будет никаких причин горевать по этому поводу. Она просто продолжит программу развития четырех островов как части российской территории, отказавшись от своей цели проведения переговоров с Японией по территориальной проблеме. С такой стратегической точки зрения у Медведева есть все основания для посещения в следующий раз острова Шикотан.

Сейчас японскому правительству необходимо сделать так, чтобы вся страна признала наличие этого дипломатического кризиса и самым коренным образом переосмыслила вопрос переговоров о судьбе островов и политику Японии в отношении России.

Казухико Того – бывший генеральный директор Бюро МИД Японии по договорам. Он профессиональный дипломат, и в свое время руководил отделом Советского Союза и Европейским бюро. В настоящее время  он является  директором Института мировых проблем (Institute for World Affairs) при университете Киото Сангьо (Kyoto Sangyo University).