Полагаю, главным мотивом поездки российского президента Дмитрия Медведева на остров Кунашир были внутриполитические соображения.

Государством продолжает управлять дуумвират лидеров в лице Медведева и премьер-министра Владимира Путина. Учитывая сложившиеся обстоятельства, до самого последнего момента, скорее всего, не будет решаться вопрос о том, кто из этих двоих будет участвовать в президентской гонке 2012 года.

Однако ведется работа над реформированием избирательной системы. Посетив северные территории, Медведев, возглавляющий правительство, и администрация президента сделали шаг вперед в этой гонке.

Изменился характер отношений России с Китаем

Катализатором к этому стало увольнение президентом в сентябре бывшего мэра Москвы Юрия Лужкова, занимавшего этот пост восемнадцать лет. Отстранение Лужкова произвело такой же эффект, как и арест в 2003 году тогдашним президентом Путиным Михаила Ходорковского — лидера новообразованного и находившегося на подъеме конгломерата, совершавшего антиправительственные шаги.

В плане отношений с Японией (вплоть до сентября) Медведев сохранял спокойствие на переговорах с японской стороной. Но затем он застал Японию врасплох и посетил остров Кунашир. В ходе этого визита он развеял сложившийся вокруг него образ либерала и зарекомендовал себя технократом и бюрократом. Кроме того, по данным опросов общественного мнения, проводящихся частными структурами, рейтинг популярности Медведева вырос и уже сопоставим с рейтингом популярности Путина.

Во-вторых, на вопрос северных территорий бросают тень российско-китайские отношения. Переживаемый Китаем в последние годы подъем отразился и на его отношениях с Россией, которые с точки зрения диалога на высшем уровне стали намного теснее, чем отношения Японии с Россией.

Так, по прошествии шестидесяти пяти лет с момента окончания Второй мировой войны Китай резко настаивал, чтобы Россия вместе с ним отметила эту годовщину, действуя на том основании, что сопротивление китайцев Японии имело такое же историческое значение, как и боевые действия, которые вел СССР на Дальнем Востоке.

В ответ на это Москва назначила годовщиной окончания второй мировой войны 2 сентября — день, когда Япония подписала документ о капитуляции перед союзными державами.

Более того: рост националистических настроений в Китае и улучшение его отношений с Тайванем тоже оказали свое воздействие. На этом фоне территориальный спор Японии и Китая вокруг островов Сэнкаку сказался и на проблеме северных территорий.

Третий момент — это тупик, в который зашли отношения Японии с Россией в последние десять лет.

В 1990-х годах премьер-министр Рютаро Хасимото и российский президент Борис Ельцин договорились об урегулировании территориального спора и заключении мирного договора к 2000 году на основе плана действий в связи с широкомасштабным сотрудничеством между нашими странами. К сожалению, этот план действий так и не материализовался.

В сентябре 2000 года тогдашний президент Путин посетил Японию и дал понять, что намерен урегулировать спор, передав Японии островки группы Хабомаи и остров Шикотан. Российская сторона исходила из того, что, поступив так, она передаст дальнейшую инициативу японской стороне.

В ответ на это тогдашний премьер-министр Есиро Мори призвал продолжить переговоры по правовому статусу островов Кунашира и Итурупа одновременно с возвращением островков Хабомаи и острова Шикотан. Однако это предложение не прошло, подвергшись критике обеих сторон как требование вернуть Хабомаи и Шикотан до того, как будут возвращены остальные два острова. Впоследствии бывший премьер-министр Дзюнъитиро Коидзуми подготовил совместный план, согласно которому приоритет отдавался экономическому сотрудничеству.

Я участвовал в совете выдающихся деятелей Японии и России, созванном по инициативе Коидзуми и Путина. Заседания совета проходили несколько раз в период с 2004 по 2006 годы. Японскую делегацию возглавлял экс-премьер Мори, российскую — тогдашний мэр Москвы Юрий Лужков. В делегациях участвовали интеллектуалы из обеих стран; произошел обмен мнениями о том, что нужно сделать для подготовки к решению территориального вопроса.

Китай и Россия уже решили свои двусторонние пограничные споры, разделив спорные территории пополам. Подход «пятьдесят на пятьдесят» на ходе дискуссий сказался. Аландские острова, расположенные между Швецией и Финляндией, официально входят в состав последней, но населены жителями Швеции, пользующимися широкими правами автономии.

Подобный подход как одна из возможностей разрешить проблему северных территорий в то время тоже обсуждался на неофициальных переговорах между Японией и Россией. Кабинеты Синдзо Абэ, Ясуо Фукуды и Таро Асо тоже участвовали в переговорах по заключению мирного договора.

Формат переговоров

Однако ситуация, в которой находятся наши страны, тоже изменилась. В России с экономическим развитием пошел в гору национализм.

С точки зрения Японии, российское государство во главе с Медведевым и Путиным не предприняло никаких шагов, чтобы сделать конкретное предложение по урегулированию спора.

Российская сторона между тем проявляет все большее нетерпение в связи с нерешительностью Японии. Прошло уже десять лет с тех пор, как Москва предложила Токио вернуть группу островков Хабомаи и остров Шикотан.

Но даже после перехода власти от Либерально-демократической партии к Демократической партии Японии страна сохраняет двусмысленное отношение к предложению России и не проясняет своей истинной позиции — удовлетворится ли она возвращением двух островов с некоторой добавкой или же потребует возвращения всех четырех. Подобные события привели к росту противоречий между странами.

Но я все равно уверен, что Медведев твердо верит, что научное и техническое сотрудничество с Японией и прочими развитыми странами в таких областях, как информационные технологии, нанотехнологии и медицина, необходимо для модернизации российской экономики.

Также Россия проясняет свою стратегию на интеграцию экономики Дальнего Востока и Сибири с экономикой Восточной Азии — региона, становящегося центром экономического роста. В этом отношении России тоже крайне необходимо поддерживать партнерские отношения и расширять хорошие отношения с Японией — важной страной азиатского региона.

Но как бы то ни было — для повторного избрания на пост президента Медведев должен показать, что он может быть сильным лидером. Полагаю, что он решил посетить Кунашир невзирая на то, что это могло иметь негативные последствия для отношений России с Японией.

Но мы не должны видеть в России лишь страну, которая не соблюдает международное право. Россия, разрешив свой территориальный спор с Китаем, в этом году положила конец сорокалетнему спору с Норвегией вокруг демаркации границ в спорных водах, применив подход «пятьдесят на пятьдесят».

Вот какой вопрос мы должны рассмотреть: будет ли польза от ведения переговоров еще десять лет таким же бесполезным образом, каким они велись последние десять лет? Пока что Япония и Россия стоят на том, чтобы принимать все решения самостоятельно.

Но каждый раз, когда появляются какие-то признаки урегулирования сложных территориальных споров, национализм преграждал пусть к успеху и переговоры срывались, потому что обе страны действовали в соответствии с логикой внутренней политики, движимой национализмом. Думаю, настало время, когда Япония и Россия найдут в себе мудрость пересмотреть формат переговоров.

Нобуо Симотомаи преподает сравнительную политологию и политическую ситуацию в России в Университете Хосэй. До 1988 года он преподавал в Университете Сэйкэй. Среди его опубликованных трудов — книга «История азиатской холодной войны»

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.