Многие наблюдатели, следящие за развитием событий на Корейском полуострове, связали некоторое смягчение трений в регионе с помощью Китая и США, и теперь все внимание сосредоточено на межкорейском диалоге. Но роль России в этом процессе тоже заслуживает упоминания, так как и Москва тоже может выступать в качестве позитивной силы в том, что касается обеих Корей.

За минувшее десятилетие, то есть при президентах Владимире Путине и Дмитрии Медведеве, российская государственная политика в отношении Корейской Народно-Демократической Республики (КНДР) и Республики Корея (РК) оставалась на удивление последовательной и приверженной определенным ключевым целям, а также стратегии и тактике.

В области обеспечения безопасности Россия ставит такие цели, как, например, недопущение провокационных действий со стороны как КНДР, так и альянса РК и США (ответных); предотвращение резкого развала режима КНДР, равно как и дальнейшего распространения ракеты по восточноазиатскому региону; наконец, мирная ликвидация атомного проекта КНДР в обмен на предоставление различных компенсаций. Москва предпочитает такой метод достижения этих целей, как возобновление шестисторонних переговоров с участием Китая, Японии, России, США и обеих Корей. Еще одна важнейшая задача, поставленная Россией, — удерживать за собой весомую роль в процессе обеспечения безопасности в регионе.

Россия движется к этим целям, предоставляя экономическую помощь и давая гарантии безопасности, тем самым пытаясь подтолкнуть Северную Корею остановить свои неконструктивные проекты развития ядерного оружия и баллистических ракет. Также Москва призывает прочие стороны прибегать к диалогу, а не к карательным мерам, в то же время сдерживая все неизбежные санкционные меры на ограниченном уровне и призывая все стороны не отказываться от своих обязательств по недопущению отката к прошлому.

Официальная Москва подчеркивает свое негативное отношение к наличию у КНДР ядерного оружия. России не нужно еще одно вооруженное ядерными ракетами государство у границ, в особенности учитывая, что ракеты неточные, а страна управляется династией непредсказуемых диктаторов. Мало того, есть опасения, что наличие у КНДР баллистических ракет спровоцирует дальнейшее распространение ядерных технологий по восточноазиатскому региону, а также и ответное распространение противоракетных технологий.

Официальная Москва считает формат шестисторонних переговоров и Совет безопасности ООН наиболее удачными механизмами сдерживания как развития атомной отрасли в Северной Корее, так и каких бы то ни было опасных ответных действий со стороны Южной Кореи и ее союзника — США. Российское руководство пытается обеспечить такое положение дел, чтобы любой двусторонний диалог в рамках шестистороннего формата, в том числе и между Кореями и между США и Китаем, способствовал возобновлению дискуссий в двух вышеназванных многосторонних форматах, членство России в которых гарантирует Москве участие в принятии окончательного решения.

Особенно ярко проявились предпочтения России во время ныне разворачивающегося кризиса, ставшего результатом разоблачения программы обогащения урана в КНДР. В конце ноября северокорейская сторона продемонстрировала приехавшему с визитом американскому специалисту только что введенный в строй завод по обогащению урана в Ёнбёне, и после этого министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил министру иностранных дел КНДР Пак Ыйчхуну, находившемуся в декабре с визитом в Москве, что существование подобного завода явно нарушает резолюцию Совбеза ООН, по которой КНДР запрещается заниматься подобной деятельностью. В январе, когда главный российский делегат по проблеме атомного проекта Северной Кореи, замминистра иностранных дел Алексей Бородавкин находился в Сеуле, он вместе с министром иностранных дел Южной Кореи Ким Сонхваном поддержал предложение о рассмотрении этого вопроса на Совбезе. Бородавкин заявил, что российское государство считает дальнейшие переговоры в шестистороннем формате о придании Корее безъядерного статуса бессмысленными, покуда КНДР не прекратит нарушать резолюции СБ ООН, не позволяющие Пхеньяну заниматься реализацией атомных проектов.

В то же время российские власти последовательно возражают против наложения жестких санкций, из-за которых КНДР могла бы пасть. Российские официальные лица стремятся повлиять на поведение Пхеньяна, но не менять там правящий режим. Они пытались ограничить предпринимаемые США и Южной Кореей санкции и меры военного характера, чтобы избежать перерастания конфликта в настоящую войну. Когда российская сторона соглашается с умеренными санкциями, то это делается преимущественно ради того, чтобы избежать более жестких санкций, а также побудить северокорейскую сторону к возвращению за стол переговоров.

Вдобавок к попытке избежать хаоса и потенциальной опасности, проистекающей из развала режима в КНДР, российское руководство активно стремилось положить конец конфронтации между корейскими государствами с целью реализации собственных экономических амбиций в восточноазиатском регионе. Конечная цель Москвы — использовать территорию Северной Кореи под транзитный маршрут доставки экспортируемых товаров и электроэнергии в Южную Корею и на прочие восточноазиатские рынки. Также Россия хотела бы, чтобы через ее собственную территорию пролег аналогичный маршрут коммерческой торговли между Востоком и Западом. Она намерена создать наземный транспортный коридор протяженностью в 6 тысяч миль, связав транссибирскую железнодорожную магистраль с транскорейской. По мнению экспертов, подобный железнодорожный коридор сократит время, требуемое на доставку контейнеров из Азиатско-Тихоокеанского региона в Европу, с шести недель до двух или даже еще меньшего срока.

Несмотря на обострение отношений между корейскими государствами в прошлом году, в создании подобного транспортного коридора продолжается прогресс. В марте 2006 года министерства железнодорожного транспорта России и обеих Корей на встрече во Владивостоке договорились восстановить 35-мильный отрезок транскорейской железной дороги, соединяющий российскую пограничную станцию Хасан с корейским Расоном, где должен быть построен крупный грузовой терминал. В январе 2010 года специалисты из России и КНДР закончили восстанавливать четыре промежуточные станции на отрезке Хасан — Расон. Сейчас они восстанавливают тоннели и сети электроснабжения, нужные для строительства железной дороги.

Среди прочих экономических задач России, связанных с корейским регионом, — поставка Южной Корее большего количества товаров и услуг, а также получение от этой страны наукоемких инвестиций. Традиционно акцент делался на том, чтобы применять капитал и навыки РК для улучшения экономических условий на Дальнем Востоке — бедном и недонаселенном регионе в восточной части России. При Медведеве стала популярной новая тема: воспользоваться инвестициями и технологиями, получаемыми от РК, равно как и от прочих промышленно развитых стран, с целью модернизации всей российской экономики. Находясь в ноябре с визитом в Сеуле, Медведев отметил, что южнокорейские компании, делающие инвестиции в российскую экономику, «дают нам не только деньги и рабочие места, но и самое необходимое, то есть современные технологии». Еще один важный проект — совместно с южнокорейскими фирмами построить трубопроводы для доставки природного газа из России в Южную Корею и на прочие восточноазиатские рынки.

С точки зрения США и прочих стран стратегия России в отношении Кореи предоставляет несколько возможностей. Во-первых, Москве нужно во многом то же, что и прочим государствам, а именно — мир на Корейском полуострове, отсутствие там ядерного оружия и высокая степень экономической интеграции с Россией и прочими странами. Во-вторых, Россия может внести полезный вклад в достижение этих целей, в частности, предоставить КНДР помощь в сфере энергетики, возможно, поставив ей сделанные в России реакторы, чтобы склонить Пхеньян к прекращению обогащения урана и в то же время предоставить остальным странам новый канал связи с руководством КНДР — через Москву. В-третьих, Россия сама не может реализовать все эти цели, так что у нее есть стимулы действовать совместно с партнерами, в первую очередь — с Китаем, Южной Кореей и США, для их достижения.

У Москвы начнутся большие проблемы, если обе Кореи воссоединятся друг с другом. Даже если это не приведет ко всеобщему насилию и хаосу, который выплеснется и на территорию России, подобный исход все равно серьезно подорвет основы текущей стратегии, которую Москва осуществляет в отношении Кореи. Капитал и инвестиции РК, которые в противном случае могли бы направиться на помощь России в модернизации, вместо этого пойдут на реабилитацию КНДР. С безопасностью все может стать даже еще хуже. Окруженное более сильными соседями вновь объединенное корейское государство может захотеть попросить у США продлить присутствие армии на своей территории или даже разместить войска на бывшей территории КНДР. А Китай (а не Россия) в этом случае на долгий срок станет господствующей внешней силой в корейской экономике.

Впрочем, маловероятно, что воссоединение произойдет в ближайшее время. А до той пор Москва вполне может играть позитивную роль в решении проблемы, которую представляет собой Пхеньян.

Ричард Вайц — старший сотрудник Гудзоновского института и главный редактор издания World Politics Review. Каждый вторник в рубрике Global Insights публикуется статья его авторства

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.