Продолжающаяся трагедия на атомной электростанции «Фукусима-1» должна дать толчок урегулированию территориального спора из-за Курильских островов между Россией и Японией.

Россия обладает опытом и знаниями чернобыльской катастрофы и может оказать ценную помощь Японии, борющейся с последствиями аварии на АЭС «Фукусима-1». Сотрудничество Москвы и Токио в этом направлении может также открыть новые возможности для дипломатического урегулирования сложного территориального спора из-за Курильских островов, который отравляет отношения  между Россией и Японией до такой степени, что эти страны с момента окончания Второй мировой войны так и не могут заключить между собой мирный договор.

Сразу после землетрясения и цунами в Японии российское Министерство по чрезвычайным ситуациям направило туда поисково-спасательный отряд в составе 161 специалиста. Но российские предложения о помощи наткнулись на стену подозрительности и нежелания признавать масштабы возникшей проблемы. 15 марта глава российской государственной корпорации атомной энергетики «Росатом» Сергей Кириенко пожаловался на то, что делегация его ведомства, возглавляемая первым заместителем генерального директора компании «Росэнергоатом», и включающая в свой состав двух ученых-ядерщиков, обладающих опытом работы по ликвидации последствий чернобыльской аварии, застряла в Хабаровске, потому что  Токио отказался дать разрешение ее самолету войти в воздушное пространство Японии. Глава российского Министерства по чрезвычайным ситуациям Сергей Шойгу был вынужден обратиться с просьбой к послу Японии в России, чтобы самолет на следующий день все же добрался до пункта назначения.

Тем не менее, спустя пять дней российский президент Дмитрий Медведев заявил: «Кроме того, мы готовы направить [в Японию] бригады специалистов, имеющих опыт сбора и анализа информации радиационно-дозиметрического свойства, экологического, медицинского характера. Они могли бы оказать содействие в выработке рекомендаций по первоочередным направлениям и мерам защиты персонала и населения от радиационного фактора, при необходимости – по медико-санитарной помощи».

Курилы – давняя и извилистая история споров


Та напряженность, которая проявилась между Токио и Москвой в период нынешнего атомного кризиса, является  отражением более глубоких споров, в том числе,  из-за Курильских островов. Япония называет своими «северными территориями» четыре острова из 1300-километрового архипелага, включающего 56 островов и протянувшегося от Хоккайдо до Камчатки. С 1945 года она требует от России вернуть ей острова Итуруп, Кунашир, Шикотан и группу мелких островков Хабомаи. Хотя и Япония, и Россия претендуют на части этой островной гряды, и та, и другая страна в данном районе относительные новички, поскольку исследовать этот удаленный и изолированный архипелаг в северо-западной части Тихого океана они начали около 400 лет назад.

Царя Петра I настолько заинтриговали сообщения из этого региона, что в 1719 году он отправил туда географа Ивана Евреинова с задачей нанести на карту Камчатку и 16 островов Курильской гряды. После нескольких остановок с целью сбора дани с местных жителей Евреинов через какое-то время сумел добраться до самого Хоккайдо. В 1722 году он представил царю карту Камчатки и Курил.

Российские исследования  в северо-западной части Тихого океана продолжались, и в феврале 1855 года Россия и Япония подписали Симодский договор, устанавливавший границу между островами Итуруп и Уруп. Все острова к северу от Урупа по договору отходили к России, а Япония оставляла за собой Итуруп, Кунашир, Шикотан и Хабомаи. 20 лет спустя, после подписания в 1875 году договора между Россией и Японией об обмене Сахалина на Курильские острова, Япония передала Сахалин России, а взамен получила от нее 18 островов Курильской гряды от Урупа до Шумшу.

Япония считает Курилы своей «неприкосновенной» суверенной территорией. Она начала укреплять там свое присутствие около четырех столетий назад, изгнав с островов местных жителей айнов, которые не принадлежат к японской нации. В 1899 году японское правительство в законодательном порядке наклеило на них ярлык «бывших аборигенов», подлежащих ассимиляции.

Последствия Второй мировой войны

Территориальные проблемы вспыхнули после русско-японской войны 1904-1905 годов, когда российские войска плохо показали себя в боях с осуществившей индустриализацию Японией, а Токио добился территориальных уступок по Сахалину. За это горькое унижение Москва отомстила спустя 40 лет. Хотя СССР и Япония в апреле 1941 года подписали пакт о нейтралитете, 8 августа 1945 года Советский Союз объявил войну последней державе оси Берлин-Рим-Токио, начал наступление против Квантунской армии в Манчжурии и захватил Курилы в результате серии стремительных морских десантных операций против 100-тысячной японской группировки. После капитуляции Японии СССР завладел Курилами и изгнал оттуда 17 000 японцев.

В 1951 году Япония и союзные державы подписали в Сан-Франциско мирный договор, в котором СССР не участвовал. Япония отказалась от всех своих прав на Курилы, но заявила, что этот отказ не распространяется на Итуруп, Кунашир, Шикотан и Хабомаи, поскольку они, согласно утверждению Токио, всегда были японскими.

Во времена холодной войны Курилы стали стратегической территорией для СССР, заграждая проходы к советской военно-морской базе в Охотском море, где размещаются атомные подводные лодки с межконтинентальными баллистическими ракетами.

Япония настаивает на том, что «северные территории» остаются в оккупации. После 1945 года ситуация осложнилась в связи с  расширением морских границ. Это, в свою очередь, привело к новым притязаниям на подводные углеводородные месторождения, которые можно сегодня осваивать при помощи  передовых технологий, а также на богатые рыбопромысловые районы.

Если не считать изолированных российских военных гарнизонов, то постоянно там заселено лишь пять островов, а численность населения на Курилах примерно равна численности японских переселенцев в довоенный период. Япония отказывается от дипломатического урегулирования, хотя СССР и Российская Федерация в качестве правопреемницы Советского Союза утверждают, что Курилы принадлежат России на протяжении веков, и что их повторный захват в 1945 году является просто возвратом утраченных территорий. В отличие от российских заявлений, в японском официальном документе по вопросам обороны от сентября 2010 года «северные территории» объявлены «неприкосновенной землей Японии».

Время для урегулирования проблем?

Оценочная стоимость ликвидации последствий ядерной катастрофы в Японии составляет на сегодняшний день более 300 миллиардов долларов, а оператор «Фукусимы-1» компания Tokyo Electric Power Company сейчас прогнозирует, что чрезвычайное положение в районе аварии сохранится от шести до девяти месяцев. Многие специалисты считают, что единственное долговременное решение проблемы состоит в том, чтобы заключить реакторы в бетонный саркофаг. Такой способ применялся в Чернобыле, в связи с чем Россия обрела уникальный опыт и способна оказать содействие Японии. Токио в настоящее время  изучает предложение Росатома об использовании российского оборудования с фильтрами, способными поглощать радиоактивный цезий-137 при обработке зараженной воды на Фукусиме. Москва также предложила отправить в Японию свое судно «Ландыш», предназначенное для переработки жидких радиоактивных отходов.

Россия может предложить Токио еще один стимул: привилегированный доступ к своим углеводородным ресурсам. После цунами российский премьер-министр Владимир Путин приказал ускорить реализацию проекта «Сахалин-3», предусматривающего сжижение природного газа, дабы восполнить дефицит энергопоставок в Японию. Японские корпорации Mitsui и Mitsubishi уже владеют долями в проекте СПГ «Сахалин-2» стоимостью 22 миллиарда долларов. На его площадках ежегодно производится 10 миллионов тонн сжиженного природного газа. Российский Дальний Восток это один из наиболее изолированных и бедных регионов страны, несмотря на огромные природные богатства Восточной Сибири. Окончательное урегулирование курильской проблемы могло бы также помочь направить японские деньги и технологии на развитие бедного и удаленного Дальнего Востока России, обладающего не менее богатыми неосвоенными ресурсами. Это было бы выгодно обеим сторонам.

Похоже, наступил благоприятный момент для Токио согласиться на московские предложения о контроле радиации, решении проблем с радиационными утечками и о помощи детям, пострадавшим от радиации на Фукусиме. Вдумчивые японцы могут усомниться в пользе националистической приверженности нескольким островам, которая мешает включить данный вопрос в повестку переговоров в обмен на знания и опыт одной из ядерных сверхдержав эпохи холодной войны.

Джон Дейли – внештатный научный сотрудник вашингтонского института Центральной Азии и Кавказа (Central Asia-Caucasus Institute) при Университете имени Джонса Хопкинса. Он получил степень доктора наук по тематике российских и ближневосточных исследований в Лондонском университете.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.