В этом месяце Шанхайская организация сотрудничества (ШОС) отмечает свое десятилетие. Соединенные Штаты рассматривают различные региональные организации в качестве партнеров по транснациональным проблемам, способствующим стабильности во всем мире, а что же ШОС? В свое время ее гневно осыпали бранью как «анти-НАТО», а как ее воспринимают теперь? И какова в отношении нее позиция Соединенных Штатов?

Ниже приводятся некоторые общепринятые аргументы против сотрудничества США с ШОС и контрдоводы для вашингтонских чиновников на случай, если им потребуется помощь в Евразии.

ШОС – это лишь клуб для автократических режимов.

Да, есть такое объединение, но о нем можно сказать и еще кое-что. Члены ШОС Китай, Россия, Узбекистан и Таджикистан давно утвердились как страны с авторитарными режимами. Но другие члены — Казахстан и Киргизия — в последние годы подают надежды на создание более представительных правительств в регионе. В Казахстане только что прошли выборы, где бывший советский правитель получил бесспорные 95% голосов, но даже Госдепартамент США похвалил его за «преодоление ошибок известных правительств на Ближнем Востоке, попытки избежать их перед лицом перемен и осознание необходимости перемен». Киргизия бесцеремонно избавилась от двух своих последних президентов, а теперь ее переходное правительство во главе с бывшим послом в США провело всенародный референдум, приняло парламентскую систему правления и провело свободные парламентские выборы.

Государства-наблюдатели в ШОС — Индия, Иран, Монголия и Пакистан — представляют спектр политических систем. Индия в этом году присоединились к Пакистану и Ирану, обратившихся за получением статуса полноправного членства, а Афганистан попросил о предоставлении статуса наблюдателя, о чем сообщил министр иностранных дел России.

У США уже имеются двусторонние отношения с государствами ШОС (хотя Иран представляет собой частный случай), так что у Вашингтона уже есть отношения со странами, по которым выдвигаются претензии по поводу соблюдения прав человека. Трудность заключается в соблюдении необходимого баланса — сотрудничать на взаимовыгодной основе, не одобряя несправедливых методов, и использовать возможности, чтобы способствовать переменам, не преследуя существующие режимы.

США сами могут достичь своих целей в регионе с помощью двусторонних отношений.


Удачи на этом пути. Двусторонние отношения незаменимы, но реалии глобального масштаба, влияние и нехватка ресурсов означают, что Вашингтон (и кто угодно) должен работать с региональными учреждениями, будь то ЕС, НАТО, Лига арабских государств или Африканский союз.

США поняли это и начали действовать. В прошлом году они в первый раз приняли участие в саммите стран Восточной Азии, установили беспрецедентно высокий уровень двустороннего общения с Африканским союзом, работали с Казахстаном, впервые с 1999 года принимавшим саммит ОБСЕ, и активизировали свое участие в АСЕАН.

США впервые послали представителя на международную конференцию по Афганистану в 2009 году, проводимую ШОС, где был разработан план действий, который призвал государства-члены сотрудничать с международными и другими сторонами, включая НАТО, по борьбе с наркоторговлей, укрепляя оборону и развивая экономику Афганистана. А в прошлом году, также в первый раз, представители наркополиции России приняли участие в успешном натовском и афганском совместном рейде против нарколабораторий в Афганистане. Трудно сказать, стало ли это прямым результатом американского участия в конференции, но, похоже, никому от этого не стало плохо.

ШОС против Запада и против НАТО.


Не обязательно. ШОС в 2005 году попросил силы коалиции установить окончательную дату использования центральноазиатских баз в операции в Афганистане. Но в контексте того времени это было неудивительно. Военные действия, как казалось, были на грани завершения, и предполагаемая поддержка США «цветных революций» в Грузии, Киргизии и на Украине, а также американская критика жестокого подавления беспорядков в Узбекистане, вызывали беспокойство у лидеров ШОС по поводу возможности смены их режимов. Что до ШОС, США исчерпали лимит гостеприимства, и в том же году Узбекистан приказал американским войскам покинуть свою базу в Карши-Ханабаде.

Но с тех пор участники ШОС увидели, как они могли бы использовать американское присутствие в регионе в свою пользу. Киргизия смогла сыграть на потребности Вашингтона и повысила арендную плату за использование транзитных возможностей аэропорта «Манас», а Россия смогла вновь заявить о себе в Афганистане, к примеру, благодаря партнерству с НАТО при проведении антинаркотических рейдов. Даже Пекин, вероятно, высоко оценивает вклад Запада в региональную безопасность, так как китайские предприятия торгуют и инвестируют в Афганистане. Более того, все члены ШОС, за исключением Китая, в той или иной степени участвует в программе НАТО «Партнерство ради мира».

Белый дом может считать, что ШОС не восприимчив к идеям улучшения отношений, но, если Соединенные Штаты получат от ворот поворот, наиболее вероятно, что не Вашингтон, а ШОС пострадает от потери престижа.

ШОС — это только для разговоров.


Не так быстро. Обзор прошедшего десятилетия ШОС показывает, что он чувствует себя хорошо, учитывая консенсусный стиль работы, разнообразие участников с их исторической и региональной взаимной неприязнью.

Легче всего сослаться на достижения в сфере безопасности: обобщение и обмен информацией по терроризму, оказание помощи при проведении громких международных мероприятий, регулярные совместные учения с участием пограничных подразделений, правоохранительных органов и вооруженных сил.

Развитие бюрократических структур ШОС и согласованный выход на внешние организации, такие как ООН, АСЕАН, ЕС и ОБСЕ, также имеют важное значение, поскольку это свидетельствует о структуре организации и ее неослабевающей силе, и увеличивает легитимность ШОС как регионального игрока.

Мониторинг голосования на парламентских и президентских выборах с 2005 года осуществляет собственный состав наблюдателей ШОС, они часто расходятся с другими международными наблюдателями о том, были ли выборы «свободными и справедливыми». Это может раздражать Запад, но также свидетельствует о серьезном политическом росте, который высоко оценивают государства-члены ШОС.

Экономическая сфера отстает, хотя Китай, вполне предсказуемо, заполняет собой вакуум. Пекин предложил предоставить 8 миллиардов долларов из ожидаемых 10 миллиардов для финансирования совместных проектов ШОС. Он также предоставил миллиарды долларов кредитов для членов ШОС, чтобы помочь им пережить глобальный экономический кризис. Организация также сотрудничает с Азиатским банком развития и Экономической и социальной комиссией ООН для стран азиатского и тихоокеанского бассейна по подготовке и реализации регионального соглашения по содействию транзиту, торговле и туризму.

Как только американские войска покинут Афганистан, никто не вспомнит о ШОС.


Вашингтон вспомнит. Страны ШОС, соседи Афганистана в регионе, останутся после ухода оттуда США. Создание лучших взаимосвязей и, возможно, отношений партнерства с ШОС помогло бы США приглядывать за «Аль-Каидой» и другими экстремистскими организациями в Евразии. В апреле Wall Street Journal описал активность «Аль-Каиды» в течение последних нескольких месяцев по «созданию тренировочных лагерей, укрытий, а также боевых баз» на северо-востоке Афганистана в приграничных районах с Пакистаном в ходе подготовки к тому моменту, когда ответственность за безопасность перейдет к афганским силам. США могли бы извлечь выгоду из текущей и предполагаемой деятельности ШОС, в частности, по отслеживанию экстремистских организаций, совершенствованию обучения в регионе сотрудников правоохранительных органов и установлению более эффективного пограничного и таможенного контроля.

Торговля наркотиками в этом регионе является частью общей картины нестабильности, тем более, что она обеспечивает доходы и транзитные маршруты для движения «Талибан» и экстремистских групп. Чтобы помочь ослабить привлекательность торговли наркотиками и ее успех, члены ШОС договорились о продолжении экономического сотрудничества с Афганистаном, чтобы помочь в его восстановлении и осуществить подготовку афганских правоохранительных органов, а также в деле профилактики и лечения наркозависимости. Партнерство в этих сферах могло бы упростить получение Вашингтоном информации о них и, возможно, повысить их эффективность.

США также заинтересованы в продолжении усилий ШОС по формированию энергетического «клуба», обусловленных потребностью Китая в поставках из России и Центральной Азии. Такие попытки пока приостановлены, но участие поможет дать представление о планах на будущее и, возможно, избежать негативного воздействия, которое такая организации может оказать на коммерческое развитие разнообразных путей доставки газа, нефти и электроэнергии через этот регион.

Помощник государственного секретаря по делам Южной и Центральной Азии Роберт Блейк (Robert Blake) встретился с должностными лицами ШОС в середине марта, чтобы ознакомиться с их «оценкой ситуации в Центральной Азии и как ШОС в целом и ее отдельные члены работают над решением некоторых проблем, с которыми сталкивается регион». Пока ни слова публичной информации не прозвучало о том, как прошли эти обсуждения.

Блейк сказал журналистам перед встречей, что США пока не приняли решения о том, интересует ли их какой-либо статус членства в группе. Но покидавший свой пост заместитель госсекретаря Джеймс Стайнберг (James Steinberg) отметил в прошлом году: «Важно, чтобы мы по-прежнему взаимодействовали с ШОС... Есть способы, как не члены могут работать с ней». Если, как сказал Блейк, США считают «ШОС хорошей платформой для обсуждения вопроса о том, как улучшить стабильность и процветание», то время для принятия решения по сотрудничеству, возможно, настало.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.