У Китая есть значительные интересы в Ливии, раздираемой гражданской войной между поддерживаемыми НАТО повстанцами силами, лояльными полковнику Муаммару Каддафи, и он, подобно России, призывает к переговорному решению. Призыв, подкрепленный усилением контактов с обеими сторонами, представляет собой выход из китайской отрешенности, которая до сих пор наблюдалась в отношении разрушительной ситуации в североафриканской стране. В результате изменения китайской внешней политики Махмуд Джибриль, глава повстанческого Переходного совета, прибыл во вторник в Пекин с двухдневным визитом. Несколькими днями ранее министр иностранных дел Ливии Абделати Обейди был в китайской столице с переговорами. Как и Россия, Китай призывает стороны принять прекращение огня и начать переговоры о прекращении военных действий.

Поскольку повстанцы не хотят обсуждать прекращение огня, пока силы Каддафи продолжают их атаковать, и настаивают на том, что пойдут на переговоры, только если Каддафи согласиться уйти после 41 года у власти, мало надежды на то, что Китай преуспеет там, где России до сих пор не удавалось.

Тем не менее, усилия Китая по подталкиванию сторон к переговорам и открытые контакты с повстанцами представляют собой перемену китайской политики в отношении Ливии, которая до этого фокусировалась в основном на критике США и НАТО за нарушение резолюции ООН об установлении в североафриканской стране бесполетной зоны.

Китай, как и Россия, утверждает, что Запад использует резолюцию,  разработанную для защиты жизней мирных жителей, в попытке свергнуть Каддафи.

Взаимодействуя с повстанцами, Китай эффективно страхует свои ставки. Он стремится позаботиться о том, чтобы не остаться ни с чем, если полковник Каддафи будет вынужден покинуть свой пост. Это позволяет Китаю казаться нейтральным и при этом готовиться к эре после Каддафи.

«Китай полагает, что будущее Ливии должен решать ливийский народ. Китай уважает решения народа Ливии», - заявил представитель министерства иностранных дел Китая Хун Лэй.

Китай взаимодействует с повстанцами в момент, когда противники Каддафи все больше разочаровываются обременительной природой военного сотрудничества с НАТО - поддержка с воздуха часто не приходит именно тогда, когда она необходима. Полевые командиры повстанцев не имеют прямой связи с НАТО. Вместо этого они направляют свои запросы в Бенгази, который затем связывается с чиновниками НАТО в ливийском городе, которые после этого только переправляют запросы командиров в Брюссель.

Визит господина Джибриля в Пекин последовал за встречей, которая прошла ранее в этом месяце в Дохе между послом Китая в Катаре Чжаном Чжиляном и Мустафой Абдул-Джалилем, лидером ливийской оппозиции. После встречи Китай направил из Каира двух своих дипломатов с целью поддержания «контактов с Национальным переходным советом» и «достижения понимания гуманитарной ситуации и ситуации с китайскими инвестиционными объектами». Китай впервые поддержал повстанцев в мае, приобретя у оппозиционной группы за 160 миллионов долларов партию нефти.


У Китая есть значительные интересы в Ливии, невзирая на то, что у него никогда не было тесных связей с Каддафи. Помимо нефти, у Китая есть значимые ставки в коммуникациях, а также строительстве проектов как в районах, захваченных повстанцами, так и в части Ливии, которая по-прежнему контролируется ливийским лидером.

Дипломатам, направленным в Бенгази, была дана задача оценить вред, наносимый гражданской войной китайским бизнес-интересам. Правительство Китая заявляет, что Китай инвестировал порядка 18 миллиардов 800 миллионов долларов в 50 ливийских проектов.

Ранее в этом году Китай эвакуировал из Ливии на морских кораблях и гражданских самолетах порядка 35 000 своих граждан.

Беспокойство о том, что грядет падение режима Каддафи, как на том настаивает НАТО, представляет собой угрозу стержню китайской внешней политики невмешательства в дела других стран. Впервые китай скомпрометировал эту политику в отношении Ливии, не использовав своего права вето по вопросу об установлении бесполетной зоны в Совете Безопасности, однако сбалансировал это неоднократной критикой военных ударов НАТО.

Страхование Китаем своих ставок не ограничивается Ливией. Он начал все больше это делать и в других местах.

В Пакистане Китай взаимодействует с исламистскими политическими партиями. В Судане - поддержал референдум о независимости на юге и направил наблюдатедей для мониторинга голосования в начале года. Также он пытался нащупать контакты с повстанческими группировками в Дарфуре.

Чем больше становятся китайские иностранные инвестиции, тем сложнее становится для Китая сохранять верность своему принципу невмешательства. Ливия – очередной шаг в формировании фундаментального изменения внешней политики Китая в сторону более активного подхода к защите глобальных китайских интересов. Это перемена политики на основе инвестиционного принципа диверсификации - «не класть яйца в одну корзину».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.