Пекин – Воды вокруг Китая в последнее время неспокойны.

Не успели утихнуть споры в Южно-Китайском море, как возник новый переполох – на сей раз, в Восточно-Китайском море. Сначала десять рыбацких судов с японскими правыми экстремистами пробились на острова Дяоюйдао (Сэнкаку). Затем Южная Корея решила подать официальный документ в комиссию ООН по границам континентального шельфа, в котором изложила свои новые территориальные притязания в Восточно-Китайском море. В соответствии с этим документом, претензии Южной Кореи по шельфу распространяются не только на Окинаву, но и на внутреннее Бохайское море Китая.

Поэтому Китай от северо-востока до юго-востока Азии оказался одновременно втянутым в несколько полномасштабных территориальных споров из-за вод и островов. Пекину противостоит целый ряд маленьких стран, которые наступают и окружают Китай одновременно.

И это далеко не единственная проблема, с которой сегодня сталкивается китайская дипломатия. Самая серьезная проблема Китая находит свое отражение в направляющих принципах его дипломатии и философии. Концепция «гармоничного мира», которую мы всегда отстаивали, не соответствует тому факту, что Китай сегодня занимает второе место в мире по объему экономики. Кроме того,  ему не доверяют другие страны. Усиление КНР вызывает мощную негативную реакцию, подозрения, тревогу и даже отторжение.

На Ближнем Востоке, который постепенно приобретает все более важное значение для Китая, некоторые руководители жалуются, что Пекин занял выжидательную позицию, опасаясь четко выражать свои взгляды.

Самый важный стратегический партнер Китая Россия поставляет современные вооружения Вьетнаму, с которым у КНР продолжается крупный территориальный спор. Хотя Китай стремится к энергетическому сотрудничеству с тремя странами Центральной Азии, Россия открыто и тайно вмешивается в этот процесс.

А есть ведь еще и Европа. Китай активно инвестирует средства в этот континент, увеличивая объемы импорта из стран Евросоюза и покупая еврооблигации в ответ на серьезный кредитный кризис Европы и рост там национализма. И тем не менее, этим невозможно изменить тот факт, что Европа это по-прежнему самая стойкая союзница Соединенных Штатов.

В поисках друга


У Китая в мире нет настоящего друга. Ни среди стран БРИК, куда кроме него входят Бразилия, Россия и Индия; ни в рядах Шанхайской организации сотрудничества, которая включает Казахстан, Киргизию, Таджикистан, Индию, Иран, Пакистан, Шри-Ланку и Белоруссию. Это просто форумы, позволяющие каждому государству-члену излагать свои позиции, но не настоящие международные организации, обладающие статусом в соответствии с нормами международного права. Среди всех крупных мировых держав Китай единственный, кто сталкивается с ситуацией одиночества.

Кроме того,  из-за руководящей идеологии в дипломатической практике Китая больше внимания уделяется поддержанию репутации, чем получению конкретной выгоды. Например, сталкиваясь с необходимостью эвакуировать своих граждан или оказывать им консульскую помощь за рубежом, китайские дипломаты уделяют гораздо больше внимания пропаганде у себя дома, чем реальному содействию оказавшимся в беде людям. Вот почему, когда возникают крупные проблемы, скажем, территориальные споры в Южно-Китайском и Восточно-Китайском море, Китай оказывается абсолютно беспомощным.

Основополагающая проблема заключается в том, что идеология китайской дипломатии не отражает китайские реалии. У этой страны второй в мире ВВП, но по своему дипломатическому мышлению она находится на позициях игрока среднего уровня в многополярном мире, старающегося быть незаметным. У Китая отсутствует стратегическое и международное видение перспективы.

Общепризнанный принцип на международной арене это сила, или даже закон джунглей.

Если говорить о силе, то Китай второй в мире. Ему необходимо защищать свои экономические интересы повсюду. Подчеркивая свою приверженность идеям «гармоничного мира» и постоянно воздерживаясь при голосовании в Совете Безопасности ООН, он заставляет внешний мир думать, что Китай это непроницаемое государство, что оно не придерживается норм международного права и даже не осмеливается отстаивать свои национальные интересы. Вполне логично, что в таких обстоятельствах другие страны сплачиваются, выступая против Китая.

Дипломатия страны должна действовать в соответствии с той реальностью, что Китай это крупнейший в мире кредитор, и что ему хватит смелости для защиты своих интересов, и для оказания при этом внешнему миру помощи в пределах своих возможностей.

Самый реалистичный среди всех имеющихся вариантов это движение по пути так называемой G2.

Концепцию G2, или «Группы 2» впервые предложил в 2008 году директор Института международной экономики им Петерсона (Peterson Institute for International Economics) доктор наук Фред Бергстен (Fred Bergsten). Она гласит, что «Группа 2» в составе США и Китая должна согласовать свои позиции в международных делах, и в частности, в делах Азиатско-Тихоокеанского региона.

США тоже нуждаются в Китае

Эту точку зрения китайским руководителям высказал президент Обама, когда он посещал Китай с визитом в 2009 году. Суть ее в том, что американская экономика в ближайшее время не восстановится, а проблемы в Афганистане сохранятся – и поэтому Америке нужна будет помощь Китая, особенно в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

В последнее время США также глубоко увязли в войне в Ливии и в волнениях в странах Северной Африки и Ближнего Востока. Это свидетельствует об упадке американского могущества. Некоторые лидеры США думают, что Китай не создает Америке угрозу в военном плане, что Китай не экспортирует свою идеологию, и что его экономическое развитие оказывает очевидное воздействие в глобальном масштабе, а у Вашингтона появляется все больше и больше проблем, для решения которых ему нужна китайская помощь. Америка нуждается в G2.

Однако многие китайцы скептически относятся к модели такой группы, говоря о проблеме недоверия и о разных интересах. Но если подумать об этом спокойно, легко увидеть, что сила это самый важный фактор, определяющий развитие международных отношений и эволюцию международного измерения той или иной страны.

За лидерство надо платить. Иногда ты теряешь больше, чем приобретаешь. Это фундаментальный интернациональный долг. А если Пекин согласится на создание G2 совместно с США, то по крайней мере, существенно улучшится ситуация вокруг Китая.

Последний и самый важный момент состоит в том, что иностранные и внутренние дела неразделимы и дополняют друг друга. Чтобы решить существующую внутреннюю проблему несоответствия между экономическим базисом и надстройкой, Китаю нужна стабильная внешняя обстановка.

Такую стабильность может обеспечить G2. В противном случае даже «неограниченный доступ к интернету», провозглашенный Хиллари Клинтон, и «стратегия свободы интернета» сделают жизнь Китая весьма неспокойной. G2 может стать основой для благорасположения между двумя союзными державами, а не коварного взаимного уничтожения. Китаю нужен относительно стабильный переходный период для решения внутренних проблем. И ключом к достижению этой цели являются хорошие отношения с Америкой.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.