Большинство считает Азиатско-Тихоокеанский регион новым мировым центром притяжения. Но поскольку на Дальнем Востоке хорошо заметно присутствие евразийского гиганта, новая архитектура, возникающая в расстановке азиатских держав, вызывает вопросы по поводу роли России в этом регионе.

Взаимное восприятие угроз, существовавшее между Россией и другими странами Азии, определенно изменилось за 20 лет после краха коммунизма, и Россию сегодня многие признают в качестве никому не угрожающей великой державы, обладающей глобальной значимостью. Однако региональные аналитики по-прежнему сомневаются в той степени заинтересованности, которая существует у России в отношении Азии, а также в том, что эти интересы совместимы с интересами других игроков в регионе.

Еще по теме: Россия стремится к региональному лидерству на саммите АТЭС

Для начала, в российских оценках от 1997 года звучала мысль о том, что не Соединенные Штаты, а Китай представляет самую большую угрозу интересам России и ее союзников. Действительно, ведущие российские ученые и специалисты по международным отношениям, такие как Алексей Арбатов, предсказывали, что в течение следующих 5-20 лет России надо будет внимательно следить за китайской экспансией в направлении Сибири и российского Дальнего Востока, а также Центральной Азии. Однако такая тревога в значительной мере рассеялась в свете усилий по наращиванию взаимного доверия, что привело к созданию в 2001 году официального регионального объединения - Шанхайской организации сотрудничества (ШОС).

Тем не менее, в 2009 году появилось весьма заметное исключение из взглядов на Китай как на не угрожающую никому державу, когда российский генерал армии Николай Макаров заявил, что КНР и НАТО - «это самые опасные из наших геополитических соперников».

После периода упадка Россия старательно пытается доказать, что у нее нет дефицита возможностей для переноса центра своей внешней политики с Запада на Восток. Один показательный пример: бывшая столица российского Тихоокеанского флота Владивосток будет проводить в 2012 году встречу руководителей стран, входящих в организацию Азиатско-Тихоокеанского сотрудничества (АТЭС). Владивосток недавно пережил серию протестов, причиной которых стало банкротство судоходных и рыболовецких компаний, безработица, бедность и убыль населения. Кроме того, Москва продлила до 2013 года федеральную программу по развитию Дальнего Востока, увеличив ассигнования на развитие Владивостока с 7,5 до 426 миллиардов рублей.

Читайте также: Владивосток как магнит для мировой экономики


Интенсивное экономическое и социальное развитие Сибири и российского Дальнего Востока - это часть ключевых стратегических приоритетов России в этом регионе. Выступая в сентябре на заседании Сингапурского глобального диалога (Singapore Global Dialogue), другой известный российский ученый Сергей Караганов представил Сибирь как новый источник для утоления азиатской ресурсной жажды. Сибирь может привлечь иностранные капиталы столь разных инвесторов, как Соединенные Штаты  Америки, Китай, Индонезия и Сингапур.

Однако комментаторы со всего мира выражают опасения по поводу возвращения Владимира Путина на пост президента в будущем году. Журнал Economist дошел до того, что навесил не него ярлык «главнокомандующего по унижению России». Но другие не видят в возвращении Путина ничего неожиданного и удивительного. Они заявляют, что российская внешняя политика при Путине с самого начала была отмечена печатью «азианизации», и что путинская Россия все больше видела в расширении НАТО на восток ущерб своим интересам в постсоветской сфере влияния. Поэтому Кремль начал проводить многовекторную внешнюю политику, стараясь создавать партнерства и включать Россию в состав самых разных многосторонних структур, таких как объединение ведущих развивающихся экономик БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай и Южная Африка), Организация исламского сотрудничества и ШОС.


В попытке предоставить идеи для руководства страны, российские представители Азиатско-Тихоокеанского совета сотрудничества по безопасности (АТССБ) подготовили в 2010 году для президента Дмитрия Медведева доклад под названием «На Восток: Российская стратегия в АТР». Совет изобрел лозунг «Опереться на запад, стабилизировать юг и идти на восток», назвав Россию евротихоокеанской страной. Он предложил, чтобы Россия действовала гибко, создавая новую региональную архитектуру, и выделяла себя из числа стран, предлагавших конкретные механизмы, такие как японское Восточноазиатское сообщество и австралийское Азиатско-Тихоокеанское сообщество.

Тем не менее, Россия рисковала остаться на обочине в случае недостаточно активного поведения в регионе. В другом докладе под названием «Россия в Азии и Тихом океане» российские представители Азиатско-Тихоокеанского совета сотрудничества по безопасности назвали страну потенциальным «мостом» между Европой и АТР, а также подчеркнули важную роль «Большой двадцатки» в рамках новой региональной модели Азии и бассейна Тихого океана.

Но проблема в том, что Азии не нужен мост в Европу. Азиатские страны, в частности, члены АСЕАН, давно уже взаимодействуют с Европой и игроками из других регионов напрямую. Выступавшие на недавнем заседании Сингапурского глобального диалога, например, говорили о центральной роли АСЕАН в налаживании переговорных процессов и контактов между всеми ключевыми игроками в регионе. Один известный сингапурский ученый назвал АСЕАН «молчаливым героем», потому что эта организация слаба и не представляет угрозы ни для кого. Ее считают надежным и заслуживающим доверия игроком, который может обеспечить переход к новой архитектуре баланса соперничающих сил региона.

Все это подчеркивает необходимость создания эффективного «внутриазиатского диалога», потому что  российские взгляды на Азию существенно отличаются от взглядов Китая и Юго-Восточной Азии. Россия должна показать, что ее интересы совпадают с интересами других азиатских государств.


Она уже начала движение в этом направлении, призвав активизировать сотрудничество между ШОС и АСЕАН, которые в 2005 году подписали официальный меморандум о взаимопонимании. У двух организаций также общее понимание нетрадиционных угроз.

Очевидно, что ШОС не представляет угрозы для выдающейся роли АСЕАН в Азии. Напротив, можно утверждать, что процесс познания Китаем идей и принципов многосторонних отношений проходил в рамках, очерченных АСЕАН, а дальнейшее освоение этих идей проходило внутри ШОС.

Полноправное участие России в Восточноазиатском саммите (ВАС) должно способствовать формированию более сбалансированной и стабильной региональной архитектуры, а также повысить роль ВАС как главного форума для обсуждения проблем безопасности региона. Конечно, от России будут ждать, что она станет использовать свое членство в ВАС для активного развития свободной торговли в Азии, обеспечивая растущий спрос на энергоресурсы за счет выдвижения такой политики, которая будет выгодна как поставщикам, так и потребителям. Но Москва может внести и другой важный вклад в стабильность региона за счет предотвращения и урегулирования конфликтов и ликвидации последствий стихийных бедствий.

В итоге, если Россия сумеет определиться со своей ролью в ВАС, она сможет не только продвигать региональное сотрудничество, но и в процессе этого продвижения способствовать формированию архитектуры безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.