На прошлой неделе произошло событие, которое было бы ординарным, не случись это в КНДР: в столице Северной Кореи открылся корпункт американского информационного агентства Associated Press (АР). Буквально на следующий день корпункт был использован для трансляции важного послания. Один из высших чинов северокорейской иерархии сообщил американской и мировой аудитории о том, что новый вождь страны, Ким Чен Ын, намерен провести экономические реформы по китайскому образцу.

Наблюдатели расценили прозвучавшее заявление прежде всего как сигнал о стремлении нового верховного правителя КНДР получить продовольственную помощь из США. Северная Корея давно и сильно зависит от внешней подпитки – как регулярной, которая поступает из союзного Китая, так и дополнительной, которую приходится периодически «выбивать» из соседей – Южной Кореи и Японии, а также США. Обычно в качестве орудия при этом используется ракетно-ядерный шантаж, но в данном случае мы имеем дело с обещаниями реформ.



Стоит ли придавать большое значение последним заявлениям из Пхеньяна? Событие выглядит символическим: прошло всего несколько недель после смерти очередного вождя, и вот его сын-наследник через одного из своих приближенных провозглашает нечто похожее на реформы. Заявление, однако, готовилось загодя: переговоры об организации корпункта АР в Пхеньяне шли несколько месяцев, и решение принял еще покойный вождь. Ясно, что, поступая таким образом, Ким Чен Ир хотел не столько «приоткрыть» свои владения «американским империалистам», сколько получить прямой «доступ к уху» американского истеблишмента. Так что речь может идти не столько о разрыве с прошлым, сколько о преемственности политики.

Читайте также: СМИ о пути КНДР после смерти Ким Чен Ира

Тем не менее, есть смысл внимательно вчитаться в послание из Пхеньяна. Ким Чен Ир, едва придя к власти в 1994 году, попытался начать в КНДР экономические реформы по примеру и модели Китая. Эта попытка оказалась неудачной: вместо ожидавшихся улучшений Пхеньян получил угрозу полной разбалансировки хозяйственного механизма и был вынужден дать задний ход. Тем не менее, Ким Чен Ир, по-видимому, не расстался с мыслью о том, что «что-то нужно делать», и де-факто завещал реформы сыну.

Северокорейский режим в его нынешнем виде очевидно обречен. Вторая династическая передача власти, происшедшая в декабре 2011 года, скорее всего, будет последней. Ким Чен Ыну еще нет 30 лет, и к тому моменту, когда ему наступит пора уходить на покой, мир и Корея станут другими. Преждевременный уход Кима Третьего – если допустить такую возможность - также не позволит продолжить линию прямого наследования вождю. Устойчивость политического режима будет зависеть от его легитимности, которая будет определяться все больше не кровной близостью к основателю КНДР Ким Ир Сену, а экономическими достижениями.

Читайте также: Уровень поддержки нового лидера Северной Кореи растет

Очевидно между тем, что хозяйство КНДР просто не выживет и тем более не сможет превратиться в современную экономику без коренных преобразований. Нынешний Ким, проведший какое-то время в Швейцарии, не только понимает, но и чувствует это, по-видимому, лучше, чем многие. В долгосрочной перспективе он сможет удержаться у власти только при условии успешных экономических реформ. Откладывать их надолго нельзя, а для этого необходимо относительно благоприятное внешнее окружение и когорта компетентных и преданных исполнителей. 

Через какое-то время, войдя в силу, молодой правитель уже сможет обойтись без регентов-родственников и престарелых слуг своего отца и деда. Он, скорее всего, будет подбирать более молодых товарищей для реализации собственных предначертаний для подвластного ему народа. Там, где его предшественники полагались на сталинскую модель контроля, Ким Чен Ын может вполне попробовать творчески применить опыт китайских и вьетнамских коммунистов: экономические реформы - для укрепления и увековечивания собственной политической власти.

Сказанное не означает, что КНДР уже вот-вот встанет на рельсы реформ и что ее путь по этим рельсам будет гладким. Не означает это и того, что ядерная проблема Корейского полуострова, как ее называют в российском МИДе, начнет двигаться в сторону разрешения. Нельзя ручаться даже, что на линии прекращения огня, разделяющей две Кореи и в омывающих их морях не будет больше инцидентов и провокаций. Но маленький шаг – открытие американского корпункта в самой закрытой стране мира и расплывчато сформулированное заявление местного сановника явно для внешнего потребления может предвещать начало движения от феодализма к капитализму в еще одной, отдельно взятой стране.
   
Дмитрий Тренин – Директор Московского центра Карнеги.