В 2001 году экономист инвестиционного банка Goldman Sachs Джим О’Нил (Jim O'Neill) произвел настоящий фурор, когда придумал акроним БРИК для обозначения группы крупнейших развивающихся стран, которые пустились в безудержную экономическую погоню за Западом. Объединив под этим импонирующим многим названием Бразилию, Россию, Индию и Китай (в 2011 году к ним присоединилась Южная Африка), создатель нового понятия дал СМИ крупного игрока на международной арене.

Ведь как можно не принимать всерьез альянс, на который приходится 45% населения нашей планеты, четверть всех мировых богатств и почти две трети экономического роста? Как можно остаться равнодушным при виде пяти чемпионов развивающегося мира, которые проводят с 2009 года регулярные саммиты (последний из них состоялся в Нью-Дели 29 и 30 марта)?

Если верить принятому по окончанию саммита итоговому заявлению, единство БРИКС непоколебимо. Они упрекнули богатые страны в «избыточной ликвидности», которую те вливают для поддержания экономического роста, вызывая тем самым «чрезмерную волатильность потоков капитала и цен на сырьевые товары». Кроме того, они выразили обеспокоенность «медленным ходом реформы» Международного валютного фонда, которая должна расширить их роль в руководстве организации.

Читайте также: БРИКС и строительство нового мира


Более того, страны БРИКС решили поручить своим центробанкам принять все необходимые меры для расширения использования национальных валют вместо доллара во внутреннем товарообмене, объем которого составил 230 миллиардов долларов в 2011 году (+28%).

Проект создания «банка БРИКС», который предназначен для финансирования их экономик, тем не менее, выглядит не столь многообещающим. Разумеется, он мог бы стать мощным средством, если бы Всемирный банк, главный мировой кредитор, игнорировал их, отдавая предпочтение самым бедным странам, но это далеко не так: Индия, например, получила от банка различные займы на общую сумму в 42 миллиарда долларов.

Глава Всемирного банка Роберт Зеллик (Robert Zoellick) дипломатично приветствовал новость об этом конкурирующем проекте и подчеркнул, что он «экономист, а не монополист».

Как бы то ни было, предприятие БРИКС выглядит довольно рискованным, так как у будущего банка, вероятно, будут деньги, но не опыт, который позволяет Всемирному банку предоставлять консалтинговые услуги, а также средства для развития сельскохозяйственного сектора или, например, борьбы с неграмотностью среди женщин.

Реализация проекта потребует огромных усилий, о чем свидетельствует прецедент «Банка юга», который латиноамериканцы никак не могут реализовать еще с 2007 года. К тому же, в достатке средства есть лишь у Китая (3,2 триллиона долларов в резерве), в результате чего тот, разумеется, потребует для себя руководящий пост в новой организации, который ни Россия, ни Индия не намерены ему уступать.



«Этот проект будет реализован еще очень нескоро, - отмечает директор Парижской школы экономики Франсуа Бургиньон (François Bourguignon). - Банку БРИКС понадобится много времени, чтобы выйти на то же качество услуг, которое предлагают другие многосторонние региональные банки. И достаточно ли будет его резервов, чтобы получить рейтинг ААА?» В противном случае он не сможет брать займы на рынках с лучшими тарифами, как это делает Всемирный банк.

Также по теме: Кирпичи БРИКС на слабом растворе

Вообще, БРИКС не удается прийти к единому мнению по символическим вопросам, таким как кандидатура председателя Всемирного банка после ухода Роберта Зеллика. Единственным шансом, который мог бы позволить им вырвать победу у американского кандидата Джим Юн Кима (ему практически гарантировано большинство благодаря голосам развитых стран), стала бы поддержка одного человека, обладающего достаточной компетенцией в области экономического развития, чтобы положить конец американской монополии на этом посту.

Как бы то ни было, БРИКС оказались неспособны в один голос поддержать министра финансов Нигерии и бывшего гендиректора Всемирного банка Нгози Оконджо-Ивеалу или бывшего министра финансов Колумбии и заместителя генерального секретаря ООН Хосе Антонио Окампо. Развивающиеся страны не смогли преодолеть собственный эгоизм. Если вся Африка единодушно поддерживает представленную ЮАР кандидатуру нигерийского министра, то в Латинской Америке царит разброд. Бразилия, по всей видимости, выступает за Окампо… чего не скажешь о его родной стране.

Китай же всего лишь повторяет, что хочет «открытых и прозрачных» выборов, и старается не провоцировать американцев, которые позволяют все большему числу китайцев попасть в руководящие инстанции международных организаций. Мнение Индии до сих пор неизвестно. Нгози Оконджо-Ивеала не без причины критиковала «лицемерие» дипломатических игр, в которых национальность играет куда большую роль, чем профессиональные навыки, хотя в официальных заявлениях и утверждается совершенно обратное.

В конечном итоге, БРИКС не удается прийти к согласию по хоть сколько-нибудь серьезным проблемам, за исключением совместных протестов против доминирования богатых государств в системе мирового руководства. Кроме того, нельзя сказать, чтобы Китай к этому так уж сильно стремился: если ему достанется руководящая роль в экономике планеты, то ему придется продемонстрировать куда большую степень валютной, торговой и общественной ответственности. Таким образом, БРИКС - это фикция, которая при этом излишне популярна в СМИ.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.