В последние несколько недель национальный дух Японии и Китая поддерживался новостями о том, что активисты обеих стран высадились на спорных островах в Восточно-Китайском море. Пока разворачивалась эта битва, еще одно сражение началось в китайской социальной сети Weibo, число пользователей которой превышает 300 миллионов человек.

 

Местная правительственная китайская газета напечатала статью, сопроводив ее фотографией, на которой три китайских активиста устанавливали китайские флаги на этом пустынном острове. На самом деле один из флагов был вовсе не флагом Китайской народной республики, а флагом Тайваня. Сотрудники китайской газеты изменили первоначальную фотографию, чтобы она соответствовала националистической линии. Но вскоре этот обман был раскрыт китайскими пользователями Weibo, которые опубликовали первоначальную фотографию несколько тысяч раз. После нескольких часов непрекращающихся насмешек газета принесла извинения в своем собственном Weibo-аккаунте.

 

Как продемонстрировал этот случай, китайским властям стало намного сложнее вести пропаганду классическими методами из-за появления целого класса китайских пользователей, стремящихся докопаться до истины.

 

Между тем Weibo превратилась в платформу для того, чтобы ставить под сомнение политику властей. Официально Китай решительно выступает против вмешательства международного сообщества в сирийский конфликт, тогда как китайская общественность в свою очередь имеет возможность выразить сове мнение по этому вопросу при помощи Weibo. Когда Китай воспользовался своим правом вето и блокировал санкции ООН, один пользователь Weibo написал: «Я не понимаю, почему наша страна приняла такое решение, невзирая на то, что сирийское правительство вырезает свой народ. Нам следует вмешаться». Опросы, проводимые на Weibo, показывают, что большинство пользователей сети скептически относятся к сдержанной политике Китая в сирийском вопросе.

 

Кроме того, сеть Weibo открыла новое пространство для иностранцев, которые теперь смогут более тесно общаться с китайцами, став, таким образом, новым инструментом дипломатии. Weibo представляет собой лингвистически однородную аудиторию, численность которой составляет 300 миллионов человек и продолжает расти, где люди имеют возможность общаться друг с другом на равных. Правительства многих иностранных государств открыли на Weibo своим аккаунты, чтобы воспользоваться преимуществами того, что называется «вэй-пломатией».

 

Тем не менее, посты посольств тоже могут быть удалены китайскими цензорами. Аккаунт американского посольства – одного из самых активных посольств, продвигающих свои ценности – постоянно тщательно проверяется. Сообщение канадского посольства о беглеце по имени Лай Чансин было удалено, поскольку в нем содержались детали судебных отчетов, а также оценка китайской судебной системы. 

 

Таким образом, Weibo до сих пор остается общественной сферой, полной разного рода ограничений. Подобным же образом в китайской версии интернета поиск запрещенных слов и сочетаний, таких как Ай Вэйвэй или Лю Сяобо, блокируется. Посты удаляются, персональные аккаунты блокируются и открываются. К примеру, один скандальный пользователь сети по имени Юй Нань попытался воспользоваться Weibo, чтобы баллотироваться в качестве независимого политического кандидата, и ему пришлось постоянно открывать все новые аккаунты, чтобы избежать цензуры.

 

Китайское правительство пытается приспособиться к новым условиям не только посредством цензуры, но и став активным пользователем Weibo. «Вэй-правление» стало самым модным словом 2011 года. Сейчас на Weibo можно общаться с различными правительственными агентствами и китайскими депутатами. У полиции Пекина, к примеру, сейчас более 3 миллионов читателей. Цай Ци, местный партийный чиновник в Чжэцзяне, который имеет миллионную аудиторию, считает, что правительственная стратегия должна заключаться в том, чтобы «контролировать Weibo, используя ее, и облегчать контроль при помощи нее».

 

Очевидно, что Weibo превращается в социальную силу, с которой придется считаться. С одной стороны, она позволит населению контролировать действия властей, с другой – даст возможность центральному правительству ненавязчиво формировать общественное мнение, что будет напоминать скорее западный пиар, чем грубую пропаганду китайской прессы, находящейся под жестким контролем государства.

 

Дипломаты совершенно правильно поступают, активно участвуя в этом общении. Тем не менее, Weibo лишь отдаленно напоминает пространство беспрепятственного свободного общения, о котором говорил Хабермас. Посольства не должны заниматься самоцензурой и публиковать исключительно безобидные твиты, которые цензоры обязательно пропустят. Вместо этого они должны откровенно выражать свои взгляды, даже если это будет означать большее количество удаленных постов. К примеру, граждан Китая необходимо проинформировать о подробностях диалога по вопросам защиты прав человека, который правительства США и стран Европы ведут с китайским правительством, чтобы китайские пользователи имели возможность высказать свое мнение по этому поводу.

 

В противном случае, принимая условия «вэй-дипломатии», как сказал мне один китайский активист, иностранные посольства вступают на путь ограничений и самоцензуры внутри китайской системы. «Если вы хотите знать правду, вам стоит перепрыгнуть через стену», - сказал он, имея в виду, что лучше всего оставаться верными Twitter, на который не распространяются запреты китайского правительства.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.