Деятели Коммунистической партии Китая, особенно старая гвардия, выросшая при Мао, с подозрением смотрят на появление блогов, микроблогов, социальных сетей. Они в ужасе от этой новой моды - ведь она может привести  к краху системы и принести новые проблемы, которых и так предостаточно. Только к такому веянию Запада, как таблоиды, они относятся терпимо. Для этого есть причина, так как от таблоида в Китае остался только формат. Ничего общего с таблоидом Sun с его обнаженными девушками на третьей странице.

В китайских таблоидах локальная информация излагается в более легком стиле, составляя конкуренцию органу КПК Жэньминь жибао («Народная ежедневная газета»). Они играют важную роль, потому что являются инструментом критики и обличения. «Когда критика относится к конкретным случаям  местного масштаба, то ее терпят, если не поощряют», - говорит Foglio Лаура Де Джорджи, преподавательница современной истории Китая в университете Венеции Ca’ Foscari. Также как газеты, телевидение и радио, таблоиды тоже контролируется партией. Отдел пропаганды регулярно рассылает журналистам циркуляры, в которых перечисляется новости, о которых не следует упоминать, и известия, которые заслуживают распространения в печати и по телевидению. Отдел пропаганды подсказывает и лексику, которую надо использовать.

Рынок средств массовой информации в Китае расширяется: ежедневно выходит более 2 тысяч газет, существует почти 400 телевизионных каналов и более 100 радиоканалов. Осуществлять контроль за всем невозможно, и Пекин отдает себе в этом отчет. «Уже двадцать лет как политический и идеологический контроль за средствами массовой информации со стороны партии ослабел также благодаря развитию интернета», - объясняет Де Джорджи. В отличие от большей части остального мира, в Китае газеты продаются, и их читают. В 2010 году оборот  в печати достиг 50 миллиардов долларов, он продолжает быстро расти, почти на 14% в год. Правительство выпячивает грудь и выдает цифры, свидетельствующие об успехе. «25 наших газет входят в сотню самых читаемых в мире», - с гордостью сказал Лю Биньи (Liu Binjie), начальник управления, которое занимается вопросами печами в Пекине. «Наша цель — сделать печать опорой китайской промышленной системы», - добавил он с торжеством.

Молодежь предпочитает интернет.  В 2009 году в стране насчитывалось 384 миллиона пользователей сети. «Они составляют наиболее активную часть населения, формирующую общественное мнение, хотя этот тип гражданской активности доступен меньшинству», - говорит Де Джорджи. Примерно 200 миллионов китайцев имеют выход в интернет. Они пытаются понять происходящее в мире. Получаемая ими информация свободна от партийной цензуры. Они пытаются обойти фильтры, которые правительство ставит на поисковые системы в сети. В сентябре, когда заместитель председателя КНР Си Цзиньпин исчез со сцены и неделями не появлялся перед публикой, так как, согласно официальному сообщению, сделал неудачное движение при плавании, китайцы не могли в google написать слова «растяжение мышц спины». Они использовали синонимы, чтобы не нарваться на неприятности.

Этот «необразованный юнец»


«Сатира, особенно в сети — это тоже способ для выражения несогласия и социальной критики, она неизбежно имеет политический оттенок», - объясняет Де Джорджи. Это хорошо известно Хань Ханю, самому знаменитому блоггеру Китая. Этот тридцатилетний писатель и автогонщик в 2006 году стал вести блог (один из 180 миллионов в стране). Его блог насчитывает 400 миллионов посещений в год. Хань Хань пишет простым языком, полным сарказма. До сих пор его блог не подвергался партийной цензуре, потому что он избегал прямых столкновений с правительством. «Необразованный юнец» - таково определение китайской академической элиты. Его самая большая вина заключается в том, что он способствовал уменьшению популярности когда-то очень посещаемых сайтов, как например, сайт вице-премьера Ван Цишаня.


Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.