Несмотря на то, что конфликт в Азии никому не нужен, число пессимистов и паникеров увеличивается день ото дня. Призрак, преследующий этот континент, это рост геополитической мощи Китая. Правительства соседних и далеких государств с опаской наблюдают за тем, как развивающаяся недемократическая сверхдержава отстаивает свои позиции на международной арене, бросая вызов концепции «Пакс Американа», которая существовала с 1945 года. Некоторые страны уже вступили в ожесточенные споры с Пекином: в последние годы не утихает конфликт по поводу необитаемых островов к югу и востоку от Китая, в результате чего серьезно страдают отношения Китая с Вьетнамом, Японией и Филиппинами. 

 

Эти международные разногласия достаточно серьезны, чтобы напомнить многим о полном опасностей периоде, который наступил столетие назад. На этой неделе независимо друг от друга двое бывших министров иностранных дел азиатских государств сравнили современную Азию с запутавшейся в конфликтах и альянсах Европой перед началом Первой Мировой войны. Южно-Китайское море – главный стратегический водный массив, который Китай считает своим «внутренним озером», приводя этим в ярость своих соседей – очень напоминает Балканы 100 лет назад: оно представляет собой пороховую бочку, которая своим взрывом может спровоцировать если не полномасштабную войну, то весьма серьезный конфликт. Вот что по этому поводу думает Кевин Радд (Kevin Rudd), премьер-министр и министр иностранных дел Австралии:

 

«Подобно Балканам столетие назад, расколотым параллельными альянсами, верностью и ненавистью, стратегическая обстановка в Азии сейчас весьма сложная. По крайней мере, шесть государств или политических объединений вступили с территориальные споры с Китаем, и трое из них – это близкие стратегические партнеры США».

 

Предполагаемый закат господства Вашингтона в Тихом океане на фоне роста мощи Китая становится контекстом всех нынешних территориальных споров. Правила игры в регионе меняются, и появившаяся неопределенность повышает риск конфронтации. Юн Ён Кван (Yoon Young-kwan), бывший министр иностранных дел Кореи, указывает еще на одно сходство между современной Азией и Европой начала прошлого века:

 

«В то время относительная мощь Великобритании была в упадке, а в Германии росла со времени ее объединения в 1871 году. Точно так же, по крайней мере, с точки зрения экономической, если не военной мощи, в Соединенных Штатах и Японии, похоже, начался процесс упадка относительно Китая. Основные сдвиги власти определяют эпохи, в которых ключевые политические лидеры могут допустить серьезные внешнеполитические ошибки. Плохое управление международными отношениями в такие критические моменты часто приводит к крупным войнам».

 

Лично мне ничего не известно ни о вьетнамском рыболовецком судне под названием «Эрцгерцог Франц Фердинанд», ни о пустынной отмели, носящей имя Сараево. Пока дипломатия работает: на прошлой неделе Токио отправило своего посланника, чтобы он лично вручил письмо от премьер-министра Японии Синдзо Абэ (Shinzo Abe) китайскому лидеру Си Цзиньпину (Xi Jinping), а Си в свою очередь согласился обдумать возможность проведения саммита по вопросу территориальных споров. Хотя разговоры о войне на самом деле кажутся преувеличением, однако существуют объективные причины для серьезного беспокойства. Главная из них заключается в том, что в настоящее время в регионе прочно закрепились националистические настроения. От Японии до Индии – и почти во всех государствах между ними -  все чаще звучат агрессивные речи. Новый лидер Китая Си заявил, что он не пойдет ни на какие компромиссы в отношении территорий, на которые претендуют остальные, а некоторые воинственно настроенные офицеры китайской армии уже говорят о том, что они могут «нанести удар первыми» и развязать «короткую, стремительную войну».

 

В этой растущей самоуверенности Китая можно различить отголоски позиции Германии конца 19 века. Историки уже успели провести аналогии между китайским авторитарным государством и государством, созданным немецким архитектором Отто фон Бисмарком. Горделивый национализм Кайзера Вильгельма II  характерен и для современного Китая, где Пекин мастерски владеет искусством раздувания националистических настроений с целью заглушить крики протеста. Поэтому не удивляйтесь, если выражение Германия Вильгельма снова появится на редакторских страничках газет.

 

Тем не менее, Китай сейчас сконцентрирован на решении своих внутренних задач: страна в настоящий момент оказалась под серьезным давлением, вынужденная поддерживать свой стремительный экономический рост, справляться с проблемой бедности и каким-то образом отвечать на требования большей открытости политической жизни. Жесткая позиция во внешней политике может стать своего рода выпускным клапаном для трений внутри страны. В своем интервью, опубликованном на прошлой неделе в международном издании TIME, бывший премьер-министр Сингапура и уважаемый азиатский политик Ли Куан Ю (Lee Kuan Yew) упомянул о «вновь проснувшемся чувстве предназначения» среди китайцев, и, по мнению Ли, оно может стать «непреодолимой силой». Он добавил следующее:

 

«Будет ли индустриализованный и сильный Китай относиться к Юго-Восточной Азии настолько же снисходительно, как относились к ней США с 1945 года? Сингапур в этом не уверен… [Соседние государства] обеспокоены тем, что Китай, возможно, захочет восстановить статус империи, которым он обладал в прежние века».

 

И это еще один эпизод истории, который ни один из соседей Китая не хочет повторять.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.