12 декабря прошлого года Северная Корея осуществила запуск своего первого искусственного спутника. 23 января этого года Совет безопасности ООН осудил действия КНДР, отреагировав на них принятием резолюции 2087. Новая резолюция является логическим продолжением резолюций 1874, 1695 и 1718, как в плане тона, так и в плане предлагаемых санкций. Однако Совбез ООН предупредил Северную Корею о том, что санкции могут быть расширены и ужесточены.

На следующий же день Государственный комитет обороны КНДР выступил со словами яростного, решительного протеста. Сам по себе этот факт ни у кого удивления не вызвал. Интерес представляет то, что в тексте обращения впервые прозвучала открытая критика КНР, что заставило многих задуматься о будущем отношений между двумя нашими странами.

И до запуска северокорейского спутника Китай твердо придерживался одной и той же позиции: КНДР имеет право на освоение космоса, однако обязана помнить об ограничениях, наложенных резолюциями ООН. Поэтому мы были против выведения этого спутника на орбиту. К сожалению, 12 декабря КНДР все же запустил свою ракету. Неудовольствие Китая в этой ситуации легко представимо, поэтому 23 января мы также проголосовали за принятие резолюции 2087.

24 января Центральное телеграфное агентство Кореи опубликовало заявление ГКО КНДР, полное критики и осуждения. В тексте сказано: «Основные положения этой резолюции были выработаны в результате закулисных махинаций США, а другие страны-участники Совбеза ООН, будто марионетки Америки, слепо проголосовали «за». Это лишний раз убедительно доказывает нам, что антикорейская политика США вошла в новую опасную фазу. Также это показывает нам то, что даже те страны, которые должны быть флагманами и защитниками справедливого мирового порядка, готовы забыть о здравом смысле и отбросить элементарные принципы морали под давлением дикого деспотизма и самоуправства Америки». Возможно, это первый раз, когда в тексте официального обращения КНДР прозвучала практически прямая критика действий КНР.

Китай активно поддерживает вариант возобновления шестисторонних переговоров по урегулированию ядерного вопроса на Корейском полуострове, однако ГКО яростно отмел даже малейшую вероятность возобновления этой инициативы. В тексте заявления есть такие слова: «Это не Корейский полуостров надо освобождать от ядерного оружия. Общие усилия должны быть направлены, в первую очередь, на денуклеаризацию Америки и других ядерных держав». Здесь тоже слышен явный упрек в сторону Китая. О шестисторонних переговорах в заявлении сказано так: «Поскольку Совбез ООН отошел от принципов справедливости и мира, шестисторонние переговоры больше не повторятся. Совместное заявление от 19 сентября силы тоже больше не имеет. И даже если впоследствии и будут возможны переговоры, которые послужат делу установления мира и стабильности на полуострове, переговоров об «освобождении» Кореи от ядерного оружия больше не будет».

С другой стороны, в то время, когда КНДР направила острие своей ядерной программы против США, Китай оказался в шаге от той ситуации, когда ему придется выбрать свою сторону в этом конфликте. В тексте заявления мы читаем: «Войдя в новую фазу яростной борьбы с Америкой, мы не скрываем того, что продолжим отправлять на орбиту спутники, запускать ракеты и выводить наши ядерные испытания на более высокий уровень, и все это – ради победы над нашим заклятым врагом, США». Свою позицию во внешней политике КНДР уже четко определила, а это значит, что в дипломатических отношениях Китая и Северной Кореи наступили сложные времена. Повторяется советский сценарий пятидесятилетней давности?

В наших отношениях давно уже закрепились определения вроде «зависеть друг от друга, как губы и зубы», мы часто говорим, что «наша дружба скреплена кровью», однако на Западе обращают внимание совсем на другое. Западные СМИ, ссылаясь на Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи,  который наши страны подписали в 1961 году, часто говорят, что между Китаем и КНДР существует военный союз. Из этого делается вывод, что если Америка нападет на Северную Корею, то мы будем обязаны оказать КНДР военную помощь, вплоть до непосредственного участия в конфликте. Тот договор фактически заключался всего на 20 лет, однако поскольку ни одна из сторон не заявляла о том, что срок действия договора истек, то формально он еще в силе.

Если мы придем к выводу, что действия Северной Кореи могут привести к тому, что Китай ввяжется в какой-либо региональный конфликт, либо еще каким-либо негативным образом сказываются на наших интересах или безопасности, то Китай немедленно выразит свой протест, опираясь на первый пункт этого договора. Первый пункт Договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи гласит: «Стороны, подписавшие этот договор, обязуются направить все свои усилия на защиту мира как в Азии, так и во всем мире, безопасности всех народов планеты». В то же время следует, конечно, помнить, что этот договор уже давно практически не упоминается на официальном уровне, и несмотря на то, что мы верим в принципы этого договора, между нашими странами нет никакого военного союза.

Нам не следует забывать о нашем опыте отношений с Советским Союзом. В пятидесятые годы мы были «товарищами», «младшим и старшим братом», между нашими странами тоже существовал официальный договор. Однако в шестидесятые годы отношения резко испортились и мы в одночасье стали «смертельными врагами». Конечно, современные отношения Китая и КНДР – это совсем не то, что отношения Советского Союза и Китая в ту далекую эпоху, однако нам нельзя забывать о той вероятности, что все может закончиться схожим образом.

Конечно, для Китая наилучшим вариантом была бы некая «золотая середина»: добиться урегулирования ядерного вопроса, в это же время не допустив разрыва отношений. Мысля в этом ключе, в отношении Кореи нам следует проводить эффективную и убедительную внешнюю политику. Мы должны дать Северной Корее понять, что ей нужно, в первую очередь, поднять уровень жизни народных масс, потому что настоящая гарантия ее безопасности – это ее народ.