Профессор Осакского университета Кадзуя Сакамото, специализирующийся на истории дипломатических отношений, рассматривает отношения между Россией и Японией как важные с геополитической точки зрения, как нуждающиеся в сотрудничестве.

 

Китай только на суше граничит с 14 странами, здесь его уязвимое место с геополитической стороны. Среди этих стран без сомнения самой сильной является Россия. После ухудшения отношений между Японией и Китаем в связи с проблемой островов Сэнкаку, отношения Японии с Россией отнюдь не улучшились. Ведь Россия тоже ведет себя крайне осторожно, когда японская сторона выказывает слишком ярое намерение «противостоять Китаю».

 

Россия всегда расширялась на восток. При этом нельзя назвать Дальневосточный регион России сильно развитым. Думаю, что Россия тоже хотела бы наладить отношения с Японией сейчас, когда Китай усиливается, а внимание США и всего мира сосредотачивается на Азиатско-Тихоокеанском регионе.

 

Японии также следует рассматривать Россию как потенциального партнера, с которым нужно налаживать отношения даже при наличии проблемы северных территорий. В этом вопросе и России, и Японии будет только выгодно дружить друг с другом, если Россия станет рассматривать Японию как «восстановившую свои силы». В противном же случае, если Япония будет рассматриваться как слабая страна, то возобладает позиция, что «нет необходимости проводить переговоры».

 

В этом случае, даже заручившись хорошими отношениями с Россией, чем сильнее союз между Японией и США, тем лучше. Профессор считает, что геополитической основой внешней политики Японии должно быть следующее: «Укрепив союз с США – далеко расположенной силой, находить баланс в отношениях с близко расположенными силам, такими как Китай и Россия».

 

На пути к решению проблемы северных территорий можно вернуться к заключенному в 1855 году на закате сегуната «Договору о дружеских отношениях между Россией и Японией». (Симодский трактат – прим. пер.)

 

По Договору о дружеских отношениях между Россией и Японией граница между странами устанавливалась между островами Уруп и Итуруп Курильской гряды. Россия официально признавала четыре острова, а именно острова Кунашир, Итуруп, Шикотан и архипелаг Хабомаи в качестве японских территорий. В Токийской декларации 1993 года правительства обеих стран заявили, что будут следовать принципам закона и справедливости в решении территориального спора. Необходимо придерживаться этого принципа для того, чтобы путем мирного соглашения урегулировать проблему Российско-японского договора о дружбе в процессе переговоров между странами. 

 

В Сан-францисском мирном договоре, заключенном по итогам Второй мировой войны, нигде не сказано об утверждении принадлежности России в законодательном порядке территорий Южного Сахалина и Курильских островов, оставленных Японией. Вопрос северных территорий не должен ограничиваться только четырьмя островами, нужно решать проблему комплексно, учитывая и данные факты.

 

Для решения спора важно правильное использование слов. Неосторожно с самого начала бросаться словами вроде «три острова» или «два острова, плюс остров». Это заведомая потеря в ходе переговоров, подобными решениями ставится под сомнение реальное установление дружеских отношений между Россией и Японией. С точки зрения Японии принадлежность всех четырех островов не должна вызывать вопросов, поэтому даже в теоретических рассуждениях на начальном этапе необходимо обозначать свою позицию как «четыре острова, минус остров».

 

В советские времена внутри Японии было довольно много сторонников СССР, но даже несмотря на это Япония не колебалась в своей твердой позиции по вопросу северных территорий. И кто знает, как бы развернулся ход Холодной войны, если бы СССР опередил США и их действия по возвращению Окинавы. Остается вопрос, смогут ли политические лидеры России и впредь мыслить стратегически?